www.krokod.ru

Ну почему то единственное, что мы не имеем, мешает нам наслаждаться всем тем, что мы имеем?

(с) Секс в большом городе


 

Архив цитат
Для тех, кто ищет увлекательную и качественную тематическую прозу
Обсудить на форуме

Magic is coming! Часть пятая . Автор BlondeWhisky.

Часть пятая.

Глава первая. Регина. Важный разговор.

 

Регина осторожно открыла один глаз, затем второй. Её взгляд наткнулся на стоящий перед ней меч. Брюнетка читала снова и снова надпись на нём: «Спаситель, Спаситель,» и уже начала вслух повторять, не замечая этого.

- Что ты там бормочешь? – послышался откуда-то сверху голос.

Регина попыталась понять, где она. Последнее, что вспоминалось, это дракон, ощущение жара, а потом забота и покой, и «Спаситель» перед носом. Она почувствовала, что то, что не давало ей встать, исчезло. Женщина повернула голову в сторону и увидела зеленую траву, а затем появилась рука. Регина подняла глаза и увидела стоящую перед ней улыбающуюся Эмму.

- Ты собираешься вставать? – опять раздался голос, но теперь он точно принадлежал блондинке.

Брюнетка взялась за руку и, опираясь на меч, который так и стоял воткнутый в землю, поднялась. Она осмотрела себя, плащ по краям тлел, но в целом она была невредима. У Эммы в руках была их сумка с торчащим оттуда яйцом.

- Что случилось?

Эмма кивнула в сторону своего меча. Регина, обойдя его, увидела, что с другой стороны лезвие было полностью  черным, и только «Спаситель» горело красно-оранжевым цветом. Постепенно всполохи в имени становились всё тише, а чернота как будто впитывалась поверхностью. И через несколько мгновений он упал к её ногам абсолютно чистый.

Брюнетка так и продолжала стоять и смотреть на него, мысленно читая его имя. «Спаситель, спаситель. Он и, правда, такой, он спас нас от огня дракона. Потрясающе!» Она раскрыла рот, чтобы указать Эмме на чудо произошедшего, но взглянув на неё, поняла, что удивленна только сама. Блондинка стояла и совершенно спокойно смотрела на свой меч. Как будто каждый день спасалась им от драконов.

Регина перевела взгляд за спину девушки и увидела, что они стоят около мерцающей стены, что послужила им входом в лес злой ведьмы.

- А мы по какую сторону?

- Думаю, по нашу. Я не чувствую враждебной магии от здешней природы.

Регина и сама попробовала прощупать магические потоки и почувствовала себя спокойнее и увереннее. Так же как тогда около дома местной себя, когда первый раз она колдовала, добыв цветочек с клумбы.

- Да, думаю, ты права, теперь осталось найти нашу карету.

Брюнетка принялась отряхивать себя, но быстро вспомнила про магию. И через пару секунд они с Эммой выглядели так, будто только вышли из дома. Регина послала пару поисковых заклинаний и определила, где остался их кучер. Она хотела уже переместиться туда, но почувствовала, что пока её сил недостаточно для этого.

- Ты не против, если мы прогуляемся? Тут идти пару километров!- обратилась она к Эмме.

- Ладно, я понимаю, тебе надо восстановить силы. Ты молодец!

Регина улыбнулась, давно её не хвалили.  Последний кто был, это, наверно, Румпель, когда тренировал из неё Королеву-убийцу всего живого. Она почувствовала, как в ней начала закипать ярость. «Ничего, вернусь, и он поплатится за всё».  И в этот момент ей на плечо положила руку Эмма:

- Всё будет, хорошо, не злись! Ты теперь другая…

Мэр посмотрела на неё, но решила не развивать разговор, ей вдруг стало страшно услышать то, что могла сказать ей блондинка. Она кивнула девушке, взяла у неё сумку и пошла в нужную им сторону.

Так молча, они прошли половину пути. Регина уже измучилась от мысленных баталий, которые развернулись у неё в голове.

«Что значит другая? Ну может немного я и подобрела и немного поняла Эмму Свон». Мэр обернулась и посмотрела на девушку, та ей просто улыбнулась. Брюнетка быстро отвернулась и тоже улыбнулась. Ей не хотелось, чтобы Эмма заметила это. «Все равно я вернусь в Сторибрук и это ничего не изменит».

 «Эмма не простит мне всё, что я сделала с ней, с её семьёй».

- О мы уже хотим, чтобы нас простили? И даже некая конкретная персона? – внутренний голос, который так долго ждал своего часа подхватил волну переживаний мэра и вставил свои пять копеек.

- Ничего я не хочу,- пытаясь прекратить эту войну внутри себя, выкрикнула Регина. И когда её слова эхом разошлись среди деревьев, она поняла что сказала это вслух. И не оглядываясь, ускорила шаг, убегая от себя и Эммы.

Наконец они пришли на нужную им поляну, в противоположном её конце стояла их карета. Вернее пришла одна Регина, блондинка не собиралась бежать за ней. И теперь мэр была вынуждена стоять и ожидать девушку. Эмма подошла спустя минут пять и догнав брюнетку, проговорила:

- Я думаю, нам стоит поговорить!

- Я не хочу ни о чем говорить,- со злостью в голосе прокричала Регина.

- Хорошо, - протянула блондинка, - но тебе придётся, иначе ты никогда не вернёшься домой. Если я сейчас скажу кучеру, что ты двойник и захватила Спасителя, то об этом вмиг узнает всё Королевство и никакая магия тебе не поможет. Тут знают, как справится с твоей.

Регина уставилась на девушку. Если бы она была менее изможденной, менее  уставшей от своих терзаний, то она может быть бы и продолжила сопротивляться.

- Уже лучше, - девушка удовлетворительно кивнула,- так вот, ты стала другой! И я думаю, что ты сможешь стать с ней хотя бы подругами.

- Подруги? Да она испортила всю мою жизнь и хочет отнять Генри!

- Я уверена, что она не хочет ничего подобного. Что она сделала, чтобы ты так думала?

Регина замерла, сверля девушку самым грозным своим взглядом. Но та абсолютно не поддавалась ему. Она стояла и смотрела, ожидая ответ. Мэр стала прокручивать в голове всё, что происходило за последние месяцы в городе. И почему-то на ум приходили только моменты, когда Эмма творила какие-то невероятные вещи, которые совершенно не укладывались в голове у Регины.

То она пришла и спилила ей ветку яблони, и, если быть честной, то в отместку о подставе девушки. То эта ситуация с Грэмом у склепа, и их поцелуй до этого. Регина и сейчас себе точно не ответила бы, кого она к кому ревновала. А как шериф спасла её из огня, вообще не укладывалось в рамки их, как казалось мэру, взаимной ненависти. И не придумав ничего лучше, сказала:

- Она… она приехала и осталась там!!!!

Эмма продолжила ей что-то говорить, но Регина не слушала её, отдаваясь собственным ощущением от внезапного понимания. Мисс Свон вынуждена была всегда защищаться от неё и даже, не смотря на это, она спасала её. И опять  не выдержав:

- Отвяжись от меня со своими нравоучениями, это мой мир и я сама разберусь, как там будет лучше мне! – Регине хотелось обидеть девушку, хотелось, чтобы этот разговор прекратился, не вытащив всей правды наружу.

Но Эмма была непрошибаема, она подошла вплотную к  Регине и прошептала ей на ухо:

- Она любит тебя! И ты тоже! Доверься этому! 

- Ага, любит, очень смешно! Да я знаю, что у вас тут так всё и есть. Но там не тут,  - брюнетка попыталась отойти. Правда, эта ужасная Правда, прозвучала.

Но Эмма схватила её за руку и добавила:

- Мой меч спас тебя, потому что в твоём сердце живёт истинная любовь… И ты уже не сможешь сделать вид, что это не так.

Регина дёрнулась от этих слов, как от пощечины. Она обнаружила, что девушка не держит её и, бросив на землю сумку, ринулась обратно в лес.

- Стой, там опасно!

Эта забота в голосе была, как всегда, внезапна. И Регина слегка замедлила шаг.

- Ничего, с ведьмой справилась, и со зверьками справлюсь.

Продолжив движение, женщина замерла около одного из деревьев, ей показалось, что она видит  взволнованное лицо Эммы, шерифа Свон. Это видение опять всколыхнуло эмоции  Регины. Она углубилась немного в лес, и только когда поняла, что её никто не видит, опустилась на колени.

Мэр скинула с себя плащ. Ей казалось, что она умрёт сейчас от жара исходящего из груди. Она расстегнула свой жакет и приложила ладони к месту на ней, где билось сердце в скачущем ритме. На секунду её пронзила мысль, что можно вырвать себе его и перестать чувствовать эту боль. Но Регина быстро отмела эту мысль, она так жаждала этого после смерти Даниэля, так хотела снова почувствовать эту приятную истому.

Но как же этим человеком могла оказаться Эмма? Тот ребенок, за которым она пришла в момент проклятья, тот, кто должен погубить её. И та, чью семью погубила она. Мэр почувствовала, как по её щекам потекли слёзы, а сердце стало биться ровнее. Она ощущала, как в ней пробуждается магия: если буквально несколько минут назад, она не создала бы и маленького огненного шарика, то сейчас была готова спалить весь лес. 

Эта сила проникала в каждую клеточку её тела, и она ощущала, как все тревоги, злость, страх испарялись из неё, вместо них появилось спокойствие и что-то ещё. Она не могла описать это словами, но могла понять, что подобное в её жизни было лишь однажды, когда она была готова сбежать со своим возлюбленным.

Она еще раз взглянула на свои руки, которые так и остались прижаты к сердцу. В ушах стояли слова Эммы:

- Она тоже любит тебя!

«Ох, надеюсь, что это хоть на секунду правда. Или это просто злая шутка, сыгранная со мной судьбой?»

Мэр продолжала так стоять. Она не знала, сколько времени прошло, но ей было необходимо прочувствовать всё это сейчас, принять в себе. Принять то, о чем её сердце кричало весь последний месяц. Смириться с тем, что вся эта эпопея с подставой Мэри Маргарет была затеяна для того, что доказать самой себе, что она всё такая же Королева, которая ненавидит Белоснежку, а не мэр, которого тянет к шерифу Свон.

Она вспоминала все моменты, когда ей хотелось быть другой в разговорах и действиях с Эммой, но каждый раз её страх превращал каждое слово в яд, а каждое действие в удар ножом в спину. Вдруг она ощутила, как холодок пробежал по её спине: «А если Эмма не сможет меня простить? Неужели я своими руками уже всё погубила?» Но где-то внутри была надежда, что шериф простит её.

Страх не отпускал мэра и предлагал коварные замыслы по завоеванию милости Эммы, вплоть до мести. Но тот голос сердца, который Регина разбудила в себе, становился всё сильнее и увереннее, и он не позволит больше страху управлять мэром.

Регина  очнулась от своих переживаний, когда услышала, что где-то вдалеке воет волк. Она открыла глаза и увидела, что лежит на своём плаще, а вокруг стало темно. Брюнетка медленно поднялась, все мышцы затекли. Каждое движение отдавалось болью, но это было не важно. Регина выпрямилась, привела свой внешний вид в порядок, подняла глаза к небу и сказала:

- Я люблю тебя, Эмма Свон.

Ей понравилось говорить эти слова и с довольной улыбкой она пошла обратно. Пора возвращаться домой.

 

Глава вторая. Регина. Возвращение.

 

Она вернулась на поляну. Эмма сидела посередине неё, около костра. Вдалеке был еще один костёр, кучер явно их заждался. Регина подошла к девушке и села рядом. Потом взяла девушку за руку и сказала:

- Спасибо, тебе!

Блондинка только улыбнулась в ответ. И мэр продолжила:

- А теперь надеюсь, ты не против, но к Румпелю мы возвращаемся прямо сейчас. Мне надо домой.

Вокруг них поднялся розовато-фиолетовый дым, и когда он рассеялся, они уже стояли около замка мага.

Регина взяла из рюкзака золотое яйцо. Осмотрела его, но ничего в нем интересного не нашла, только внутри от стенок отражалось что-то голубовато-розоватого цвета, но мэр решила, что это просто игра света.

Взмах руки, и двери раскрылись перед ней.

- Румпи, ты где? Я подарочек тебе принесла.

- Здесь я, здесь,- проскрипел маг, сидя на карнизе.

- Давай, спускайся, я тут слегка задержалась, давай закончим нашу сделку.

Регина лениво перебрасывала яйцо из одной руки в другую, как и Эмма в другом мире сейчас перебрасывала кинжал. Румпель пытался делать вид, что и не рад гостям. Но это ему плохо удавалось, потому что буквально на пятом перебрасывании Регина не поймала яйцо, но маг перехватил его, обнимая, как самую ценную вещь на свете. Мэру очень хотелось понять, зачем ему эта штуковина, но сейчас было не время и не место, да и не её это было дело.

- Я принесла тебе то, что ты хотел, а теперь дай мне мою вещь!

Румпель лениво развернулся и кинул в сторону Регины зелье. Женщине пришлось изловчиться, чтобы поймать его. Иногда она забывала, что щелчок пальцами, и всё в её руках, но двадцать восемь лет отсутствия практики в магии давали о себе знать. Мэру оставалось надеяться, что это правильное зелье. Она посмотрела на Эмму, та стояла в шаге позади неё.

Девушка посмотрела на баночку и, как будто прочитав ход мыслей брюнетки, двинулась к магу. Румпель, который увлекся открыванием яйца, не заметил движений позади себя. Эмма подняла меч и, приставив его к горлу  Румпеля, сказала:

- Если это не правильное зелье у неё в руках, то ты умрёшь прямо здесь. Ты знаешь силу моего меча!

Маг остановился, он как раз достал из яйца эликсир. Регина не смогла рассмотреть, что это было.

- Правильное у неё зелье, не волнуйся, я всегда выполняю условия сделки! И чтобы вы потом не оклеветали меня, предлагаю использовать его прямо тут.

Регина собственно и собиралась так сделать. Она закрыла глаза и начала читать заклинание. Кольцо Даниэля, которое до сих пор было на её руке, засветилось. Брюнетка почувствовала жжение, а потом жжение исчезло вместе с кольцом. Женщина открыла глаза, но ничего не изменилось, только впереди неё появился портал.

Мэр в последний раз глянула на мага и Эмму и шагнула в него. Но тут Румпель, увидев, что блондинка опустила меч, метнулся к Регине и сунул в руки яйцо, с таким трудом добытое у Малисифент.  Регина не успела ничего сделать, как уже оказалась не в замке, а в лесу.

Глава третья. Регина и Эмма. Встреча.

 

Мэр стояла, не шевелясь. Она быстро огляделась, увидела Августа и Эмму, которая стояла с кинжалом, угрожая мистеру Голду.  «Я дома, - пронеслось в её голове, - я  вернулась». Она уже забыла о яйце. Так поспешно врученное ей, оно откатилось в сторону. Мадам мэр, наконец-то, вслушалась в речь Эммы, и тут её сердце пропустило первый удар.

- Я вас отпущу только после того, как увижу мэра здесь и сейчас. Ясно? А если она не вернется, то вы умрете…

Шериф Свон говорила, что-то и дальше, но Регина могла думать только об одном: Эмма защищает её, Эмма пыталась вернуть её. И та надежда, которая теплилась в ней, что мисс Свон сможет ей все простить, разгоралась всё сильнее.

Выдохнув, она сказала, без обычного сарказма, а просто чтобы обратить внимание девушки на себя:

- Мисс Свон, вас и на день нельзя оставить одну, как вы пытаетесь убить кого-то, прикрываясь моим именем!

Регина увидела, как Эмма замерла, посмотрела на неё, и, позабыв о Голде, бросилась на мэра. Так крепко мисс Миллс еще никто никогда не обнимал. Она в ответ тоже прижала девушку к себе. Это было странно, так стоять и обниматься с ней, но и приятно.

Шериф что-то бормотала ей в ухо, но женщина не разобрала  слов. Регина подняла глаза и встретилась с заинтересованным взглядом  мистера Голда.

 «Ох, ни к чему хорошему, это конечно не приведёт, - пронеслось в голове мэра, и она попыталась показать всем своим видом, чтобы он отвалил от них сейчас, и покрепче прижала к себе Эмму, - на этот раз никто не отнимет мою любовь».

Видимо Голд и не собирался задерживаться, схватив яйцо, он постарался побыстрее скрыться с их глаз. А то одна чуть кинжалом не проткнула, другая чуть  взглядом дырку не прожгла.

Регина почувствовала, как Эмма начала разрывать их объятия, мэр нехотя, тоже выпустила девушку. Теперь они стояли друг напротив друга и смотрели, просто смотрели. У каждой в голове были миллионы мыслей и вопросов. Но как их озвучить, как спросить и не потерять, то, что еще не получили? Пауза затягивалась. Прервал её Август.

- Я уже совсем ничего не понимаю, что происходит, но я вижу, что вам двоим надо поговорить. Эмма может пока отдашь мне кинжал? Я спрячу его понадежнее.

Эмма молча протянула ему кинжал, даже не взглянув на него. Он, так же молча, взял его и опять завернул в тряпку. И пошел в сторону города. Потом остановился, посмотрел на девушку и сказал:

- Будь осторожна, помни кто она!

Наконец, Эмма посмотрела на мужчину и ответила:

- Я знаю кто она, - Август кивнул ей и двинулся дальше и не услышал, как девушка добавила, - она моя Королева!

Регина вздрогнула от этих слов. Девушка стояла и всматривалась в мэра, как будто хотела прочитать её мысли и понять, что она чувствует, думает.  Они остались наедине. Сколько раз они были так, и сколько неправильных слов было сказано, совсем не тех, что хотелось сказать.

«Теперь всё будет по-другому», - эта мысль одновременно посетила их обоих. Только Регина была уверенна, что должна сделать всё, чтобы девушка верила ей. А Эмма не была уверенна, что сможет справиться со всем этим.

Мэр протянула руку своему шерифу. Шериф взяла за руку мэра, и они пошли домой.

Эмма сжимала руку Регины, боясь, что это всё сон, и если она проснётся, то хотя бы ощущение близости останется с ней. Регина терпела эту боль, и она совершенно не раздражала мэра.

Так они и шли к машине мэра, чтобы уехать из этого леса. Подойдя к ней, Эмма отдала ключи Регине.  Женщина открыла пассажирскую дверцу и пригласила девушку садиться. Сама села за руль.  Поездка вышла молчаливой. Но никого из них эта тишина не тяготила.

Регина украдкой смотрела на Эмму, но та была вся в себе и не замечала осторожных взглядов мэра. У брюнетки в голове крутилось только одно: как, не потеряв Эмму, рассказать правду? И самое главное, какую правду?

«Знаешь, я Злая Королева и погубила целый Сказочный мир. И разлучила твоих родителей. Но это ничего сейчас не значит для меня, я уже давно устала мстить, и я люблю тебя. И да кстати, ты дочь Белоснежки и Принца».

«Нет, наверно это слишком много для начала,»- сама с собой дискутировала Регина.

«Может, просто начать с того, что мы могли бы стать друзьями, и что я не буду мешать общению с Генри? Потом покажу себя с лучшей стороны. Где-то, наверно, она осталась у меня. И расскажу правду. Точно. Отличный план, Королева», - похвалила сама себя брюнетка.

«Только одно, но… На сколько хватит тебя показывать свою лучшую сторону? Может, лучше сразу всю правду? Помнишь тебе Спаситель сказал, чтобы ты верила в Эмму, в её силу и доброту…»

За всеми этими диалогами Регина не заметила, как подъехала к своему дому. Она выключила машину и направилась к воротам. Пройдя метров десять, она поняла, что идет одна. Обернувшись, женщина увидела, что Эмма так и осталась сидеть  в машине.

Регина вернулась, открыла пассажирскую дверь и присела на корточки перед девушкой. Эмма была бледная и с каким-то отстраненным взглядом.

- Эй, - мэр взяла девушку за руку, - пошли домой, всё закончилось. Что с тобой? Ты хочешь, чтобы я отвезла тебя к Мэри Маргарет?

Задав этот вопрос, брюнетка замерла, ожидая ответ. Меньше всего на свете ей хотелось отпускать девушку от себя. В голове промелькнула картинка, как она перекидывает её через плечо и уносит в пещеру. Улыбаясь своим мыслям, она потянула шерифа из машины.

- У меня очень болит голова, наверно из-за вчерашнего падения, - Эмма позволила вытащить себя и почти упала в объятия Регины.

Мэр подхватила блондинку и повела к дому.

- Пойдем, сейчас я посмотрю, что с твоей головой и дам таблеток.

- Спасибо.

Когда они вошли, Регина повела сразу её в гостиную, отметив про себя, что виски явно уменьшилось, а на столике стояли два стакана. Уложив Эмму на диван, она пошла на кухню, по пути скинув с себя плащ, который так и остался на ней после возвращения из Сказочного мира.

- Сейчас я приду!

Глава четвертая. Эмма и Регина. Осознание.

 

Эмма лежала на диване в гостиной в полной темноте, что в принципе для её состояния было хорошо. Нахлынувшие в лесу эмоции не отпускали её, как и головная боль, наступившая вслед за этим. Всё на чём могла сконцентрироваться девушка, это были всего два слова: «Она вернулась, она вернулась». Эмма повторяла снова и снова эти слова, они были единственным, что держали её сознание на плаву.

Она не могла сейчас упасть в обморок или заснуть, хотя конечно это было бы спасением. Но она чувствовала, что ей нужно поговорить с Региной. Рассказать, что она теперь многое знает и понимает. И что можно всё исправить.  Но с чего начать, Эмма даже не представляла.

«Может сказать правду, что тут был её двойник, и всё рассказал? Или что я, наконец-то, поверила Генри? А что, если она не хочет ничего исправлять?»

«Но ты же почувствовала, что она какая-то другая,-  вторил её сознанию, голос сердца, - она тоже обняла тебя, и ты слышала, как бьется её сердце. За те несколько месяцев, что ты провела здесь, вы хоть раз были так близко друг другу?»

«Нет, но я же Спаситель, и она знает это. Регина не простит мне, что я тот, кто всё разрушит».

«Я думаю, нам стоит попробовать, ведь ты ничего не теряешь. Больше чем она ненавидела тебя раньше, она уж точно не сможет».

«Да».

Ответив самой себе на вопрос, девушка почувствовала, что стало легче дышать, как будто весь груз сомнений, который она носила столько времени, исчез.

 

Тем временем на кухне.

Регина стояла около стола, опираясь на него. Перед ней лежали таблетки для Эммы. Но она никак не могла заставить себя вернуться в комнату. Эйфория от понимания своих чувств, от возвращения в Сторибрук, от встречи с Эммой, ушла. И теперь осталась логика и холодный разум, который, почувствовав, что про него вспомнили, встрепенулся и кричал:

«Нет, нет, ей нельзя доверять, она же Спаситель, она разрушит всё».

Хотя пока и не было очень ясно, как шериф Свон может разрушить проклятье, но факт оставался фактом, она была тем самым звеном.

«Ты потеряешь, всё, ради чего жила, твоя месть будет не закончена, ты можешь погибнуть! Хотя мы можем использовать Эмму и отомстить дважды Белоснежке».

Но если бы раньше всё это вернуло Регину в старую колею, то сейчас ей была не приятна эта мысль. Мэру не хотелось  причинять боль Эмме. Наоборот, она хотела защитить её, и видимо придется это делать от самой себя.

«Ладно, надо вернуться, может, она уже уснула и тогда можно будет оттянуть разговор»,- подбодрив себя, Регина взяла таблетки,воду и пошла в комнату.

Эмма сидела на диване, облокотившись на подушку. Регина вошла и включила свет, сделав его неярким. Поставила на столик стакан и положила рядом таблетки. Но блондинка даже не шелохнулась, она продолжала сидеть и смотреть на мэра.

«Сейчас или никогда».

Эмма похлопала по дивану рядом с собой, приглашая хозяйку дома присесть. Регина, поколебавшись, села. Шериф взяла мэра за руку и сказала:

- Генри у Мэри Маргарет, я попросила её забрать его к себе, пока мы тут разбирались, - девушка корила себя за то, что всё таки не смогла сказать то, что хотела, и продолжала бы рассказ о сыне, но…

Регина напряглась, когда Эмма взяла её за руку и ожидала чего угодно, но не рассказа, как их сын провёл день.

- И почему мне кажется, что вы мисс Свон хотели сказать мне нечто другое? Может уже прекратим это?

И Регина сделала то, что мечтала сделать уже не одну неделю.  Она медленно наклонилась к девушке и легко коснулась её губ. Эмма придвинулась ближе и ответила на поцелуй. Обе начали терять контроль над ситуацией, придвигаясь всё ближе. Регина отстранилась и проговорила:

- Ты уверена, что хочешь этого?

Эмма просто кивнула в ответ и притянула Регину к себе, делая их поцелуй всё более чувственным и страстным. С каждой секундой все сомнения уходили всё дальше и дальше. Никто из них сейчас не заботился о последствиях происходящего.

- Пойдем наверх, - прошептала Регина на ухо девушке, продолжая покрывать её шею поцелуями.

У Эммы не было сил оторваться сейчас от мэра, её тело горело от желания, и одна только мысль, что контакт прервётся, убивала. Но Регина решила всё за неё, она встала и подняла девушку вслед за собой.  Эмма чувствовала себя голой под обжигающим взглядом Регины. Та осматривала её с легкой улыбкой на губах.

- Что?

- Ничего, ты очень красивая,- проговорила Регина и опять поцеловала Эмму. Поцелуй был нежным и медленным. Брюнетка наслаждалась им, её руки забрались под майку девушки, нежно поглаживая обнаженную спину. Эмма выгнулась вперёд, прижимаясь всем телом к женщине. Но Регина опять остановилась. Усмехнувшись стону разочарования, слетевшему с прекрасных чувственных губ мисс Свон, мэр прошептала:

- Пошли наверх, а то кто-то останется спать на диване, один!

Эмма обиженно посмотрела на Регину, но та начала делать шаги назад, держа девушку за руки. По пути в спальню мисс Миллс они останавливались еще несколько раз, утопая  в страстных поцелуях.

Зайдя в комнату, шериф поймала удивленный взгляд Регины: мэр смотрела на свою разобранную кровать.

- Эээ, я тут отдыхала, пока тебя не было, ну в смысле…- девушка пыталась внятно что-то объяснить, но у неё это никак не получалось. Всё, чтобы она не говорила, звучало, по меньшей мере, странно.

- Тише, я поняла, давай ты мне завтра всё расскажешь,- сказала Регина и, отступив на шаг, начала раздевать Эмму.

Она сняла с неё эту несносную белую майку, затем прижавшись к Эмме и начав снова целовать её, расстегнула джинсы.  Шериф не заметила, как её развернули спиной к кровати и опрокинули на неё. Регина осталась стоять и начала снимать одежду с себя.

Эмма с интересом наблюдала за ней, освобождаясь от своих штанов. Мэр медленно расстегнула жакет и брюки, но не торопилась их скидывать с себя. Блондинка раздевшись сама, решила помочь своей Королеве. Она села на кровати и притянула мэра к себе.

От одного только взгляда Эммы на неё, мэра бросило в омут желания. А когда девушка начала медленно стаскивать с неё брюки, скользя вместе с ними вниз по ногам, у Регины окончательно отключился разум. Она перешагнула через одежду на полу, подошла к девушке, наклонилась и проговорила:

- Эту ночь ты не забудешь никогда, мой Спаситель…

- И ты, моя Королева…

Эти слова, сказанные в эту странную ночь, в этом странном городе, прозвучали как обещание, как надежда, как  принятие всего то, что было, есть и будет. Они были гораздо важнее, чем сотни других слов, которые могли быть сказаны. Чтобы объяснить, откуда, как и почему появились между ними чувства. Как могло случиться так, что две женщины, которых судьба сделала врагами, полюбили друг друга? Две женщины, которые отчаялись быть счастливыми, нашли это самое счастье здесь.

Это была длинная ночь не только для них, если Королева и Спаситель, объяснялись друг другу в любви, то на другом конце города злой маг, отчаянно придумывал, как уничтожить их… Ведь в яйце не оказалось того эликсира, что он спрятал много лет назад. А значит его обманули. И раз Регина посмела забрать самое ценное, что было у него, он заберёт самое ценное, что было у неё…

Глава пятая.  Эмма и Регина. Утро.

 

Регина всегда просыпалась рано, и это утро не стало исключением. Обычно это её не радовало, так как до завтрака и сборов на работу было много времени.  И она не могла отвлечься от своих тяжелых размышлений. Но сегодня было самое лучшее пробуждение на свете. Рядом лежала Эмма, вернее она лежала на Регине, её рука обвивала тело мэра. И если брюнетка пыталась двигаться, то девушка вцеплялась еще крепче и буквально вжималась в женщину.

Регину это даже немного забавляло. Она с удовольствием смотрела на спящую блондинку, изучая черты её лица. Периодически на нем пробегала улыбка, но иногда она и хмурилась, тогда мэр, аккуратно гладила её по голове, и Эмма успокаивалась.

Регина  лежала и понимала, что ей надо бы подумать о том что будет дальше, но ей было страшно. Раньше она всегда точно знала ради чего живет, ради чего всё делает.  У неё была цель, пусть не самая благородная, но была.  А теперь была Эмма… и прошлое… От которого ей никуда уже не деться. Она вспомнила бал в том мире, где Снежка и Принц пытались простить пусть не совсем её, но тоже Злую Королеву…  Но для начала надо решить проблему с мистером Голдом, он не зря подсунул ей то заклинание, пора бы выиграть хоть одну битву у этого мага и заставить его отстать от них…

«Теперь моя цель, это защита моей семьи от моих прошлых грехов…» С этой мыслью Регина попыталась распрямить слегка затекшее тело, она старалась сделать это осторожно, но у неё не вышло.

Эмма почувствовав несанкционированные движения рядом, проснулась, сладко зевая. Увидев, что она лежит на Регине, девушка в первую секунду отдернулась от брюнетки, но затем на неё нахлынули воспоминания ночи. Слегка покраснев, она подняла глаза, и встретилась с обеспокоенным взглядом Регины.

- Привет, - всё, на что хватило красноречия мэра.

- Привет, прости, тебе наверно тяжело, – нехотя убирая руку с живота Регины.

- Всё в порядке,- возвращая руку Эммы на место, - теперь всё в порядке, - поцеловав в голову девушку, пробормотала Регина, прижавшись  к блондинке.

Эмма была готова мурчать от этого ощущения близости и единения, которое так внезапно возникло между ними. Слова перестали быть необходимыми. Они лежали прижавшись друг к другу и наслаждались покоем.

Но продлилось это недолго, в дверь позвонили. Девушки переглянулись, они никого не ждали. Эмма встала,  подошла к окну и увидела у ворот машину Мэри Маргарет.

- Ох, я совсем забыла. Регина это…

Но она не успела договорить, как к ней сзади прижалось теплое обнаженное тело мисс Миллс. Эмма уже не могла говорить после этого, наслаждаясь контактом. Поэтому они молча смотрели как из машины вышла учительница и их сын, который побежал домой. И когда он добежал до середины дороги, до них обеих дошло, что через пару минут он будет здесь, а они совсем не одеты.

Нехотя разорвав контакт, Регина начала одеваться, подавая одежду Эмме, которая была разбросана почему-то по всей комнате. Они начали спускаться вниз. Генри влетел в дом, как маленький ураган, поскользнулся на сброшенном вчера Региной плаще и замер. Следом зашла Мэри Маргарет и тоже замерла.

Эмма сначала не поняла их реакции, а потом увидела, что они с Региной спускаются держась за руки. Она поспешно выдернула свою руку и сбежала вниз к сыну, помогая ему подняться.

- Мама? – удивленно произнес мальчик.

- Эмма?- вторила ему учительница, - Что здесь происходит?

Шериф посмотрела на мэра, пытаясь получить помощь.

- Мама, у вас прошло всё хорошо вчера? – он обращался к Эмме, но так же вопросительно смотрел и на Регину.

«Ох знал бы насколько это двусмысленно сейчас звучит», - успела подумать Эмма.

- Да, всё отлично, но можно я чуть попозже тебе всё расскажу? Иди пока в свою комнату, ладно?

Генри обвёл всех взглядом и, поняв, что на вряд ли ему разрешат остаться тут, кивнул.

- Я люблю тебя, мам!

- И я тебя! Беги!

Он поднялся и побежал наверх, не удостоив Регину даже взглядом.

Эмма встала, подняла плащ, прижав его к себе, она почувствовала, что он пах Региной. Теперь она точно знала, какой аромат источает эта женщина. На мгновение она забыла, что здесь стоит Мэри Маргарет и наблюдает за ней с немым укором.

- Так ты мне объяснишь, что происходит? Что эта женщина сделала с тобой? – она кивнула в сторону мэра.

Эмма проследила за кивком учительницы и тоже посмотрела на Регину, задав себе тот же вопрос.

- Она не обязана вам ничего объяснять. Если вы не забыли, то находитесь у меня дома, поэтому прошу покинуть его немедленно.

Эмма вздрогнула,  услышав стальной голос Регины. Она успела отвыкнуть от этих ноток. Но как бы ей ни было жаль учительницу, шериф понимала, что сейчас это лучший ответ. Они сами себе еще не объяснили, что происходит, как это объяснить кому-то еще?

Мэри Маргарет попыталась с вызовом глянуть на мэра, но попытка разбилась о холодный ответный взгляд.

- Эмма, пошли отсюда! – произнеся это, учительница двинулась к выходу. Дойдя до двери, она обернулась и увидела, что Эмма, как стояла на месте в обнимку с плащом, так и стоит, - Эмма?

- Я не пойду. Ты возвращайся домой, я попозже зайду к тебе!

- Но…

Регина почувствовала облегчение от ответа блондинки.

- Вы слышали, она никуда не идёт. До свидания! – говоря это, Регина спустилась с лестницы, подошла к двери и захлопнула её перед носом Мэри Маргарет.

В доме повисла тишина. Регина подошла к Эмме, обняла её и повела на кухню.

Глава шестая.  Регина и Эмма. Яблоко.

 

- Я знаю, нам надо о многом поговорить, но сначала я должна сходить к мистеру Голду…

- Румпельштильцхену, - поправила её Эмма.

- Да, к нему…- осторожно подтвердила Регина. Ей всё время казалось, что если они начнут называть всех своими именами, то их идиллия разрушится. Но Эмма невозмутимо продолжала поглощать завтрак, и мэр продолжила, - и я пойду  к нему одна, у нас  с ним свои счёты, очень давние счёты…

Эмма посмотрела на женщину и, увидев холодную решимость во взгляде, решила не перечить ей.

- Будь осторожна!

Регина вышла с кухни, подошла к вешалке в коридоре, надела своё пальто и вышла из дома.

Эмма проводила её взглядом. Ей предстоял тяжёлый разговор с сыном, который так больше и не выходил из своей комнаты. Но она решила оттянуть его. Блондинка медленно доела свой блинчик, допила кофе и собравшись с мыслями покинула кухню.

Она подошла к лестнице, ведущей к спальням и задумалась, что ходит по этому дому, как по своему. «Как быстро всё меняется…» Из раздумий её вырвал звонок в дверь. «Наверно, Мэри Маргарет вернулась, всё-таки грубовато вышел наш разговор».

Открыв дверь, Эмма никого не увидела, она уже собиралась закрыть её, как увидела стоящую внизу корзину.  Она огляделась и увидела в конце подъездной аллеи удаляющегося человека.

 «Ммм, не думала, что Регина такая, романтичная». В корзине лежало много красных роз, они были разложены по краям, а в центре лежало такого же цвета яблоко.  Оно переливалось на солнце и просто требовало взять его в руки и съесть.

Девушка наклонилась к корзине, в ней лежала записка без подписи «Самой ценной женщине». Улыбнувшись, она взяла яблоко и надкусила его. Вдруг сзади послышался голос Генри, правда он звучал как в тумане. Она обернулась и увидела, как его лицо исказила гримаса ужаса и он закричал:

- Неееееет, мама, не ешь его, нееееет!!!!

 

В это время в лавке мистера Голда.

Регина поколесила немного по городу, пытаясь вспомнить себя злую и суровую, чтобы Голд не почувствовал, что она изменилась. Когда она поняла, что это невозможно, она подъехала к антикварной лавке.  В голове у неё выстроился примерный диалог, хотя мэр понимала, что это всё бесполезно, Румпелю всегда удавалось быть на шаг впереди. 

Выйдя из машины, она подошла к двери,  дернув её, сделала шаг вперёд и ударилась о дверь. Было заперто. Регина посмотрела на часы, странно обычно он всегда открыт уже. Она попыталась сквозь стекло увидеть, есть кто внутри или нет, но оно было слишком грязное.

- Чёрт бы его побрал, как знал, что я приду к нему сегодня.

Регина стояла на улице и обдумывала, где его искать. В голове вертелось: «а вдруг знал, знал, знал…». Это почему-то начало беспокоить мэра. Женщина вспомнила вчерашний взгляд  Голда в лесу. И тут её прошиб холодный пот: «Эмма…». Она быстро подбежала к машине. «Нет он не посмеет, я убью его». Взвизгнув шинами, машина с мэром сорвалась с места.

У дома мэра.

Регина приехала так быстро как смогла, но не успела… Около её дома была скорая, соседи собрались вокруг, посмотреть на то, что случилось. Мэр продралась сквозь них и увидела носилки, на которых лежала Эмма. Её лицо было бледным, губы отдавали синевой. Она схватила ближайшего к ней санитара:

- Что с ней? Что случилось?

Его спас Генри, подошедший к Регине и показавший надкушенное яблоко:

- А то ты не знаешь, - зло проговорил мальчик, - ты сама ей прислала это, и теперь она умрет. Как ты могла? Она любила тебя!

В воздухе повисла тишина, все замерли. Мэри Маргарет смотрела на Генри с ужасом, она подумала, что мальчик теряет рассудок на почве случившегося с Эммой. Учительница подбежала к нему:

- Успокойся, мой хороший, что ты такое говоришь! Пойдем со мной, мы поедем в больницу за скорой. Всё будет в порядке!

Генри положил яблоко поверх простыни, прикрывающий тело Эммы, и последовал за девушкой.

Регина почувствовала спиной, как вся толпа теперь смотрит на неё, и постепенно шепот людей превратился в гул.

- Шериф любит мэра? Эмма и Регина? Они же две женщины? Что происходит? Он точно так сказал? Наверно, вам показалось!

Регине было уже все равно, что подумают о ней все остальные, она с ужасом смотрела на яблоко, на Эмму,на спину уходящего сына. «Если Эмма умрёт, то он навсегда отвернётся от меня…» Вывел женщину из состояния транса санитар, который попытался продолжить перенос тела Эммы Свон внутрь машины скорой помощи.

Регина отошла, врач принимающий носилки внутри, подхватил их, и они затащили шерифа в машину. Он начал прицеплять к блондинке, какие-то датчики, вколол что-то. Водитель стал закрывать двери, но Регина оттолкнула его:

- Я еду с вами! – она села в машину и захлопнула дверцы изнутри.

Через пару секунд включив сирену, они помчались в больницу. Регина взяла за руку Эмму, рука была холодной. Врач продолжал колдовать над телом, пытаясь удержать еле теплившуюся жизнь шерифа. Яблоко так и лежало на простыне. Мэр схватила его и швырнула в противоположную стенку машины, проорав сквозь слёзы:

- Будь ты проклят, Румпельштильцхен!!!

 

Глава седьмая. Регина и Эмма. Magic is coming

 

Склонившись над Эммой, брюнетка дала волю своим чувствам. Врач делал вид, что его здесь нет, тем более больше он уже ничем не мог помочь. Оставалось надеяться, что доктор Вэйл знает, что делать.

- Эмма, дорогая, не умирай, пожалуйста! Держись, ты нужна мне! Я сделаю всё, чтобы ты вернулась…

Тут скорая резко затормозила, и двери открылись. Регина сквозь слёзы увидела, как санитары бегут из больницы с оборудованием. Мэр быстро выскочила из машины, стараясь не мешать врачам подключать её шерифа к мониторам. На лицо Эммы надели кислородную маску и повезли внутрь.

Регина увидела доктора Вэйла, который раздавал всем поручения. Она подошла к нему и проговорила:

- Сделай всё, чтобы она выжила.

Доктор оглянулся, ожидая увидеть кого угодно, но не мэра говорящую с мольбой в голосе. Он только кивнул в ответ и побежал за каталкой, увозящей Эмму.

Регина выдохнула и направилась следом. Мимо неё пробежал Генри с криками, чтобы спасли, обязательно спасли его маму. За ним пронеслась Мэри Маргарет. У мэра промелькнула мысль: «Может, сказать ей, что это её дочь?»

Они подошли к палате, в которую привезли Эмму. Медсестры удерживали Генри, пытавшегося прорваться к девушке. Регина встала рядом с учительницей и хотела уже сказать ей все, как с другой стороны подошёл мистер Голд:

- Ценность за ценность. Не правда ли, справедливая штука жизнь?

И он расхохотался, тем самым мерзким смешком, которым он доставал её ещё в сказочном мире. Регина больше не контролировала себя. Вся та ярость, которая была в ней, выплеснулась наружу. Она схватила его за лацканы пиджака и вжала в стену.

- Это ты сделал с ней! – скорее утвердительно, чем вопросительно прошипела женщина, - Зачем? Что я сделала тебе? За что ты ненавидишь меня так? Я убью тебя! Как тебе такой поворот?

Два санитара попытались растащить их. Регина пыталась вырваться, но они держали её крепко.

- Да, я! – приводя свой костюм в порядок, проговорил Голд, - но ты же можешь спасти её!

- Как?

- С помощью эликсира, который украла у меня! Эликсира истинной любви!

Регина опешила от такого заявления.

- Что я украла у тебя? Какой эликсир? Ты о чем?

- Ха-ха, очень смешно! Золотое яйцо-то было пустое!

Тут до Регины начал доходить весь смысл произошедшего. Начиная с заклинания и заканчивая поисками яйца. Всё это было планом Голда. Это он спрятал у Малисифент яйцо со своим эликсиром. Но его забрал тот Румпель из Сказочного мира, и это воспоминание рассмешило мэра: кто-то оказался хитрее Голда:

- Ахахаха!!! Голд тебя провели! Я не брала никакого эликсира!

Теперь уже маг подлетел к ней, пытаясь добиться ответов.

- Не морочь мне голову, я думал, она важнее для тебя, чем месть мне!

Эта тирада вернула Регину к состоянию ярости.

- Не смей говорить о ней, ты ничего не знаешь о нас! И я не брала твой эликсир! Его забрал твой друг! Я думаю, ты знаешь, про кого я!

Голд замер. Он изучающее смотрел на мэра. Но не похоже, что она врала. И он видел, как Регина переживала, увидев Эмму почти мертвой.

- Ясно, - к нему вернулась его лаконичность, он развернулся и направился к выходу. Но был перехвачен брюнеткой.

- Стоять! А как мне спасти Эмму?

Он посмотрел на её руку, которая держала его за пиджак, потом поднял глаза на неё:

- Не знаю. Это же твоя магия!

И двинулся дальше. Регина больше не удерживала его. Он был прав.

 

Мэр повернулась, посмотрела на сына и Мэри Маргарет, которые были свидетелями всей этой странной беседы. Генри смотрел как-то странно на мэра. Потом подошёл к ней.

- Прости, я думал это ты!

Регина расплакалась от этих простых, искренних слов и обняла мальчика.

- Пойдём к Эмме.

Они вошли в палату, в которой был только доктор Вэйл и лежащая Эмма. Приборы, считавшие удары сердца и измеряющие частоту дыхания, мирно попискивали в такт друг другу.

Генри подбежал к Эмме. Обнял её и расплакался. Он пытался делать это тихо. Регина стояла позади и смотрела на шерифа. Затем обошла кровать и встала с другой стороны от сына. Взяла девушку за руку.

- Дорогая, прости меня! Я не смогла уберечь тебя! Прошлое настигло меня быстрее, чем я думала! У нас был всего один день, и я не успела так много сказать тебе!

Все кто был рядом с палатой, замерли. От Регины стали расходится волны света. С каждым словом они становились всё ярче.

 - ...На самом деле, у нас было много месяцев, но я не могла побороть в себе ту темноту, что поселилась  в моём сердце так давно. Каждый раз, когда твои слова или поступки вызывали нежность к тебе, я отталкивала тебя. Но это всё потому, что мне было страшно. На мне слишком много грехов и смертей.

Волна стала приобретать оттенки разных цветов и начала окутывать Эмму.

… - Но я попала, пусть и благодаря коварству Голда, в тот мир, в котором я увидела, что могу быть прощена. Могу быть любима тобой. И в мое сердце ворвалась надежда, что у меня есть шанс быть счастливой, быть твоей Королевой.

Регина наклонилась к девушке.

- Я люблю тебя, Эмма Свон. Я твоя королева, навсегда.

Генри показалось, что он видит Регину в обличье той Королевы из сказок: в черном платье с высоким воротником, с черной диадемой на голове. И Эмма преображалась: на ней появились рыцарские доспехи, похожие на одежду Прекрасного Принца.

Королева целовала своего Рыцаря, вкладывая всю свою любовь и отчаяние. Найдя любовь, она так быстро её потеряла. Мир замер для них. И тут радужный шар,  окружавший их, разлетелся во все стороны, проникая в каждого и даря частичку истинной любви.

Мэр почувствовала изменения. Она подняла голову и огляделась. Все вокруг стояли, смотря только на них. В их взглядах перемешивалось удивление с восхищением. Из замешательства женщину вырвал голос, прошептавший:

- Я тоже люблю тебя, Регина Миллс.

Регина посмотрела на Эмму, на улыбающуюся Эмму. Шериф смотрела на неё с таким обожанием, что женщина замерла, не в силах пошевелиться. Она вспомнила, что однажды уже ловила такой взгляд на себе. Тогда, когда попав в Сказочный мир, она спускалась по лестнице, и та Эмма смотрела именно так, с любовью и нежностью на свою Королеву.

Только сейчас мэр увидела, что Эмма облачена в доспехи. Взглянув на себя, она поняла, что одета в то самое платье, в котором она была на свадьбе Принца и Снежки.

- Проклятье разрушено!- голос Генри озвучил догадку Регины.

Она с ужасом перевела взгляд на Мэри Маргарет, стоящую за дверью палаты, на медсестер, на Вэйла, затем её глаза вернулись к Эмме. Регина, конечно, понимала, что шериф что-то уже знает, но они так и не успели поговорить об этом, она не успела объяснить Эмме.

- Мы справимся! – Эмма схватила Регину за руку, вставая с кровати и становясь рядом с ней, - мы справимся,- повторила девушка, заглядывая в полные страха глаза мэра.

Регина попыталась что-то сказать, но сзади к ним подошел Генри и обнял их обеих.

Так они и стояли, смотря друг на друга. Королева, её Спаситель и их маленький принц.

 

Эпилог

 

Мистер Голд, выйдя из больницы, направился домой. С горечью обдумывал он свое положение. Вернуться в тот мир он сейчас не мог, и, соответственно, расквитаться с Румпелем из Сказочного мира тоже возможности не было. В этих раздумьях его и застала радужная волна истинной любви, разлетающаяся из больницы во все стороны.

Мистера Голда она чуть не сшибла с ног. Он мгновенно понял, что произошло. Хотя он ожидал от Эммы несколько другого в плане разрушения проклятья. И мозги этого старого мага тут же заработали, составляя план действий на двести лет вперёд.

«Так-с, надо не забыть заглянуть к Малифисент, ох, и порезвились мы тогда с ней. Надо только придумать, в образе кого к ней прийти на этот раз. А то, боюсь, на Регину, она сейчас плохо среагирует». В этих приятных раздумьях Румпельштильцхен направился дальше.

А в Сказочном Мире страсти накалялись. Когда Эмма поняла, что её Королева вернулась, то влепила ей пощечину с криками:

- Ах ты…  Да как ты могла, я тебе верила, а ты!!!

Регина попыталась остановить девушку, стараясь понять, в чем её обвиняют. Эмма набросилась с кулаками на свою супругу, продолжая обвинять королеву в измене. Румпель откровенно потешался над ними, прижимая к себе эликсир. Наконец, Эмма вырвалась из рук Регины и выбежала из замка. Королева обернулась на мага, спрашивая, что здесь произошло?

- Не знаю, твоя жена, ты и разбирайся! – проговорил маг, хотя конечно знал, в чем загвоздка: он то помнил о похождениях мистера Голда, даже сам попросил его принять обличие именно Королевы.

Регина вышла вслед за Эммой, но той и след простыл. Только посередине дороги лежал её меч «Спаситель»…

Список комментариев:

Magic is coming - Незарегистрированный пользователь  Juliya (Гость)
2015-01-23 в 15:17

Забавно,занятно,развлекательно ))) Браво! Может уже пора отойти от фанфиков, и создать, что-нибудь свое?





Введите текст на картинке

Обсудить на форуме