www.krokod.ru

Ну почему то единственное, что мы не имеем, мешает нам наслаждаться всем тем, что мы имеем?

(с) Секс в большом городе


 

Архив цитат
Для тех, кто ищет увлекательную и качественную тематическую прозу
Обсудить на форуме

Таинственный поклонник . Автор Женя Дрегович.

Часть 1.

1.

 Невысокая русоволосая девушка не оставляла настойчивых попыток открыть дверь в свое жилище. Дело осложнялось тем, что, кроме ключа замысловатой формы, в руках у нее были также ключи от машины, сумочка, счета и рекламные листки, извлеченные из почтового ящика, пакет с салатом и петрушкой, два толстых журнала, пирожное и стаканчик капуччино из кондитерской внизу, а также солнцезащитные очки, которые ей удалось поймать, пока они падали с головы. Наконец, смелая задача была выполнена, и она оказалась внутри, умудрившись при этом ничего не уронить и не облить из стаканчика счета и журналы.

– Вот я и дома, – удовлетворенно сказала она, складывая все на столик, стоявший у самой двери. – Так, а это у нас что?

Под ногами, очевидно, просунутый кем-то под дверь, белел маленький конверт, и брови девушки поползли вверх, когда она открыла его. Ее удивило не столько содержание записки, сколько старомодный способ, который избрал автор письма, чтобы сохранить свою анонимность: вырезанные и наклеенные на лист бумаги буквы из газетных заголовков.

«Получателю сего надлежит явиться  по адресу: Мортинсон стрит, 14. Мне кое-что известно…» – гласила записка.

 

2.

– Эй, есть кто-нибудь?

Она вошла в полутемное помещение кофейни и изумилась: несмотря на тишину, там оказалось полно посетителей.

– Это вам, – тут же подскочил к ней юркий молодой официант.

Сжав в кулаке новую записку, девушка попросила кофе с пирожным.

«Завтра. В 21:00. Угол Вудлэндс роуд и Сент-Джеймс стрит. Мне кое-что известно…» – гласили наклеенные буквы.

Это становилось уже любопытным. Кстати, кофейню, пожалуй, стоило запомнить: она была милой, публика не шумной, а десерты – вкусными.

 

3.

«Ну вот, снова записка», – разочаровалась девушка, когда после пяти минут ожидания на углу мимо нее промчался велосипедист в глухом, полностью скрывающем лицо шлеме, и бросил ей под ноги нечто, что оказалось завернутым в бумагу легким пористым камешком.

«Через полчаса. Оксфорд-стрит, 115. Мне кое-что известно…» – было написано на бумажном листке.

Что же ей теперь делать? С одной стороны, было обидно отступать, когда она уже потратила столько времени. Но, с другой стороны, что, если через полчаса она найдет лишь очередную записку? Девушка в нерешительности стояла на углу Сент-Джеймс стрит и Вудлэндс роуд и размышляла.

 

 

Часть 2.

1.

Сначала был шоколадный батончик, потом коробочка сока, наконец, сегодня, – это. Камилла оторвала взгляд от поверхности стола. Белые стены и прозрачные пластиковые перегородки резко контрастировали с лежащим перед ней ярко-оранжевым плодом.

Главных  подозреваемых было трое: Янек, только в прошлом году переехавший в Великобританию из Польши, высокий молчаливый Дерек и умница и аккуратист Стив.

Конечно, кроме них троих, были еще возможные кандидаты: мистер Доул, сидевший в их кабинете за высокими перегородками, и вечно брюзжащий Фил, и еще охранник, который каждый вечер осматривал их кабинет. Но все они были людьми семейными, обремененными заботами и никак не выражали своей симпатии к Камилле.

 

На Янека она подумала почти сразу, когда нашла утром на своем столе шоколадный батончик: во время перекусов на общей кухне мужчина не раз намекал, как грустно горячему славянскому сердцу среди чопорных британцев. Сама Камилла, похоже, Янеку чопорной не казалась, и девушку это не удивляло.

Иногда она сама задавалась вопросом, что в ней не так: проработав в «Ти-Ай-Ти Хай Технолоджис» почти пять лет, она не могла добиться уважения даже от младшего персонала. Может, всему виной внешность? Ей двадцать восемь, а выглядит она точно так же, как перед поступлением в колледж: худые ноги в потертых джинсах, густая непослушная челка, но главное – глаза. Их выражение почти не менялось, несмотря на тумаки, щедро отсыпаемые Камилле жизнью; наивно распахнутые, ее большие зеленые глаза продолжали взирать на мир с детским удивлением и восторгом. «Вроде умная ты, дочка, а выглядишь – дура дурой», – говорила когда-то мать. А отец добавлял: «Ничего, для женщины это не страшно».

 

Камилла вздохнула и перевела взгляд на следующего подозреваемого. С Дереком они работали давно, но он никогда не смотрел в ее сторону. Впрочем, и в число основных подозреваемых он попал почти случайно: на прошлой неделе мужчина крайне недовольным тоном попросил ее выключить «этот чертов кондиционер». А на другой день она обнаружила на рабочем месте шоколадный батончик. Поэтому первой мыслью Камиллы было, что таким образом Дерек попросил извинения за грубость. Хотя… «Нет, это вряд ли Дерек», – подумала Камилла, и тут же встретилась с ним взглядом: ярко-голубые глаза мужчины пристально изучали ее. Ничего не поделаешь, придется пока оставить его в списке!

 

Камилла колупнула ногтем кожуру: она оказалась тонкой, и перевитый белыми ниточками цедры плод пах так сладко, словно недавно был сорван с дерева.

Осторожно разламывая апельсин на дольки, Камилла чуть крутанулась на кресле. Стив сидел через ряд за ее спиной, отделенный высокой перегородкой. Они очень редко говорили, и никогда – наедине. Она не знала, встречается ли он с кем-то. Но это не имело никакого значения. Камилла включила его в список подозреваемых, потому что просто не могла отказаться от этой мечты – Стив мог оказаться ее тайным поклонником!

Стив, который снисходительно выдает решения, над которыми безуспешно бьется целый отдел, Стив, чьи рубашки настолько же белоснежны, насколько темны коротко остриженные волосы, Стив, который растил из черенка розу и терпеливо ухаживал за ней по окончании каждого рабочего дня, засучив для этого свои идеально белые манжеты.

Камилла обернулась, неосознанно сжимая в руке дольку апельсина. Крупные капли сока упали на пол и, разбившись о глянцевую поверхность, разлетелись мелкими шариками. Но она этого не заметила, упиваясь открывшимся ей зрелищем. Стив вышел из-за перегородки и о чем-то вполголоса переговаривал с их боссом – мистером Гордоном. Стив хмурился, говорил пару слов, а Гордон после этого кивал и обрушивал на него новый каскад вопросов. «Как же он красив», – подумала Камилла. Она всегда так думала, когда смотрела на Стива, с самой первой встречи два года назад, когда им официально представили нового старшего программиста. Тогда девушка впервые посмотрела в эти темно-синие глаза, и все ее негодование от увольнения Кена, с которым они часто зубоскалили на кухне и за которого она отчаянно заступалась перед Гордоном, куда-то делось.

Стив действительно был классически красив, и не одна Камилла это отмечала: томные взгляды кидали на парня почти все ее коллеги женского пола. «Как стадо недойных коров смотрит на фермера», – как-то заметила Вероника, вместе с которой они изредка курили. Именно поэтому у Камиллы появилось правило номер один: смотреть на Стива не более двух раз в день. Кстати, первый на сегодня раз очень затянулся. Осознав это, Камилла перевела наигранно скучающий взгляд на болтавших Джейн и Лиз, а потом вернулась в исходное положение.

– И чего это он приперся с утра пораньше? – проворчала ее соседка Меган.

Камилла задумчиво пожала плечами, всем своим видом показывая, что целью ее наблюдений действительно был неожиданный визит Гордона, а не стоящий рядом мужчина ее мечты.

Апельсин оказался очень сладким.

 

2.

Камилла в одиночестве стояла на балконе и курила. Неделю назад ей казалось, загадка решена: это случилось, когда Янек положил утром рядом с ее клавиатурой сорванный на чьей-то клумбе алый тюльпан, и она подумала, что этим страстный поляк обозначил свой выход из тени.

Но на следующий день Дерек неожиданно пригласил ее на выставку современного искусства, и она так растерялась, что согласилась. Наконец, – это случилось вчера вечером, когда Стив сидел рядом с Меган, объясняя той направление работы по новому проекту, –  Камилла споткнулась на ровном месте, возвращаясь с обеда, и тогда Стив стремительно подскочил со стула и как раз успел подхватить ее за талию и чуть ниже, чтобы не дать упасть. Она даже сейчас не знала, померещилось ли ей, или во взгляде Стива действительно промелькнули беспокойство и нежность?

Девушка вздохнула и потушила окурок. Ничего не поделать, она вернулась к исходной посылке, где подозреваемых было по-прежнему трое.

Вероника попалась ей навстречу, когда она возвращалась на место, и Камилла испытала небольшое чувство вины, потому что давно не звала девушку вместе покурить и заодно посплетничать. Поразмыслив, Камилла нашла причину такого своего поведения: Вероника была очень наблюдательной и вмиг могла бы учуять, что с ней что-то происходит. А Камилле по-прежнему хотелось сохранить все в тайне. Как только девушка это поняла, ей стало очень стыдно, и она пообещала себе позвать Веронику пообедать вместе.

 

– Гордон рехнулся, если думает, что я успею сделать это до пятницы, – ворчала Меган, просматривая полученное от шефа техзадание.

Камилла посмотрела на ее красное от злости лицо и неожиданно предложила:

– Хочешь, помогу?

– Ты же всегда уходишь вовремя? – поперхнулась от удивления соседка.

– Ага. И, значит, нестрашно, если сегодня немного задержусь.

 

Первым с работы ушел Дерек – строго в предназначенный для этого час. Потом, тщательно взрыхлив крошечными граблями почву в горшке со своей розой и аккуратно расправив манжеты, с коллегами попрощался Стив. А вот Янек все еще оставался на рабочем месте. Камилла решила еще немного помочь соседке…

 

– Ой, подруга, и что бы я без тебя делала, – приговаривала счастливая Меган, когда они закончили. – Мне осталось только дорисовать завтра графики! И значит, мой уик-энд спасен! Кстати, – спохватилась она, – ты уже так давно не приезжала к нам со своим…  Бобом… ой, то есть с Фредом?

– Последним был Колин, – невесело усмехнулась Камилла. – Спасибо за приглашение, Мег, но в эти выходные я буду занята.

Она не обиделась, что Меган забыла имя ее бывшего. Девушка тоже сразу забывала имена людей, которые пропадали из ее жизни. И лица забывала тоже, а еще быстрее – голоса. Через какое-то время в ее избирательной памяти оставались только кисти рук – отдельно, крупно, как гипсовые слепки, и еще профессии – как надписи под ними. Сейчас в ее памяти хранилась целая коллекция таких слепков: красивые нервные пальцы Музыканта; с торчащими суставами кисти Банковского работника; волосатые, с набухшими венами кисти Архитектора… Только кисти рук и профессии. Об остальном Камилла предпочитала сразу забывать.

 

3.

– Да как же так?!

Камилла непонимающе смотрела на пачку своих любимых чипсов, таинственным образом материализовавшуюся на ее рабочем месте. Вчера она ушла из офиса в одно время с Янеком и Меган. Правда, некоторые коллеги еще оставались на работе. Но неужели подарки оставлял Фил? Или мистер Доул? Или, тогда уж, скорее охранник, ведь он вообще мог в любое время зайти в их кабинет, в том числе, когда в нем никого не было!

«Камилла, ты помнишь, что мы завтра идем на выставку?» – предусмотрительный Дерек прислал сообщение не по коммуникатору,  а на ее телефон.

Девушка хотела уже отказаться, но потом передумала. «А вдруг это все же Дерек?» – подумала она. Ведь обычно он всегда приходил на работу очень рано...

 

4.

– Знаешь, а ты немного изменилась в последнее время, – сказал Дерек.

– Вот как? – рассеянно переспросила Камилла.

Она пока не могла отойти от увиденного на выставке. Девушка отчетливо поняла, что жить в таком современном мире, каким его видели авторы представленных работ, она не была готова.

– В тебе словно появилась какая-то загадка, – закончил свою мысль мужчина.

Окинув его туманным взглядом, Камилла переспросила:

– Загадка?

– Да, – подтвердил Дерек. – Знаешь, не заморочка, а такая нормальная, здоровая загадка.

– Значит, здоровая загадка, – пробормотала девушка, продолжая созерцать коллегу.

Тот покрывался нервным румянцем, и она отчетливо поняла, что у него совершенно отсутствовал опыт общения с противоположным полом.

– Если девушка умная, то она обычно с тараканами в голове, ну ты знаешь, у нас в офисе большинство таких, особенно Вероника и Келли. А если девушка глупая, то… с ней же неинтересно, – волнуясь, объяснял мужчина и помогал себе нелепыми жестами. Пальцы на его руках были короткими и толстыми, как сардельки.

«Зачем только я согласилась с ним пойти?» – подумала Камилла, отворачиваясь. Она поняла, что Дереку нужна женщина с понятным мышлением в двоичной системе, у которой даже загадки нормальные. Но ему следовало искать такую совсем в другом месте. А ей, в свою очередь, и она сейчас отчетливо поняла, было недостаточно встречаться просто с нормальным здравомыслящим мужчиной. Она хотела быть с тем, кто способен на милые и безумные поступки. Камилле нужен был ее таинственный поклонник!

 

5.

– Ты знаешь, что Янек женится?

– Правда? – оторопела Камилла.

Меган заговорщицки кивнула и зашептала:

– Мне рассказал Френк. Его кузина работает с этой девушкой, так вот, она сказала, что  ее старшая сестра выходит за поляка.

– Погоди, Мег, но ты ведь не думаешь, что в городе живет только один поляк? – попыталась вразумить ее Камилла

– Я сама вчера позвонила Тори и расспросила, так вот все совпало: и имя, и фамилия, и то, что работает программистом!

– Странно, а мы и не знали, – подумала вслух Камилла.

– Это можно было предположить! Он ведь и к тебе подкатывал, помнишь, тогда, с тюльпанами? – возбужденно шептала Меган. – Я так переживала, но ты молодец, без внимания! Уж очень они хитрые, эти мигранты! Мне Тори так и сказала, что девушка страшна, как грех, и, ясное дело, Янек на ней женится только ради вида на жительство! Слушай, ты должна обязательно приехать к нам в воскресенье. Френк пригласил своего троюродного брата, так вот он…

«Какая же я дура», – подумала Камилла, перестав слушать.

Она только вчера простилась с мечтой, что подарки на ее столе оставлял Стив. А Дерек был исключен раньше, сразу после неудачного свидания. И вот сегодня, когда она готовилась поговорить с Янеком и сказать, что принимает его старое приглашение сходить куда-нибудь вместе после работы, она узнает такое…

– Ну, что же ты молчишь? – рассердилась Меган.

– Я… спасибо, но в воскресенье я занята.

– Снова записалась на какие-нибудь дурацкие древние танцы? – недобро уколола Мег, припоминая прошлогоднее увлечение девушки чарльстоном.

– Нет, на курсы суахили в этот раз, – огрызнулась Камилла.

Коллега обиженно засопела, но она не обратила на это никакого внимания. Ей надо было серьезно поразмыслить.

В последнюю неделю Камилла перепробовала всё: приходила в офис первой и покидала его стены последней, завела таблицу, куда исправно вносила данные о времени появления и ухода со службы подозреваемых, а позавчера даже осуществила маневр с ложным уходом. Но когда она вернулась, то увидела, что эта хитрость ничего не дала: в офисе оказалось пусто. Зато на следующее утро Камилла обнаружила возле клавиатуры издевательски увесистый том Агаты Кристи.

«Все, хватит, – подумала она и решительно поднялась со стула, – надо уже разобраться с этим!»

Камилла оказалась в холле, куда выходили двери всех кабинетов. Охранник часто торчал там, или этажом ниже. Поэтому, не увидев его долговязой фигуры, девушка не сдалась. Она методично обходила здание, разыскивая охранника, пока не настигла его возле мужского туалета на своем же – тринадцатом – этаже. Услышав ее шаги, он тревожно обернулся и посторонился. Потом, сообразив, что ей нечего делать в мужском туалете, вернулся на исходную позицию, но, поскольку она не сбавляла шаг, перед самой дверью снова заметался, а потом резко спросил:

– Вам что-нибудь нужно?

– Да.

Девушка неумолимо приближалась, пока, наконец, не замерла в шаге от него.

– Что-то случилось? – участливо спросил охранник.

– Да, – снова согласилась девушка.

– Что же?

Мужчина переминался с ноги на ногу, но Камилла решила не обращать на это внимания.

– Вот уже целых два месяца в нашем офисе творятся странные вещи. Сначала был шоколадный батончик, вы понимаете? – она со значением посмотрела на него, и мужчина моргнул. – И если бы на этом все закончилось! Нет, потом появился сок, а через три дня, в пятницу, апельсин! Это ведь странно, вы не находите?

– Очень странно, – легко согласился мужчина. – Обычно я, наоборот, сначала покупаю апельсины и только потом отжимаю из них сок.

– Нет, вы мне зубы не заговаривайте! – Камилла даже помотала головой, чтобы не потерять прежней сосредоточенности. – Батончик и сок – это ерунда! Апельсин был свежим… его словно только что сорвали, понимаете? А ведь в Великобритании не растут апельсины! И чипсы – это же были мои любимые чипсы! Он ведь не мог заглянуть ко мне в холодильник, так?

Смущенный ее натиском охранник медленно кивнул.

– И еще: сначала эти микроскопические шахматы из куриных косточек, а потом детективы Агаты Кристи, надо же! Он словно издевается надо мной, это ведь очевидно! – выпалила она.

– Мисс, я очень сочувствую вам, – сказал охранник.

– О… – растерялась Камилла, не готовая к такой реакции.

– И в первую очередь вам следует успокоиться, – заученно, словно читал методичку, произнес мужчина, и стал аккуратно поворачиваться к ней боком. – Вам нужно сделать несколько глубоких вздохов, а потом…

– Вы не поняли меня, – девушка, наконец, посмотрела на его бейджик и прочитала имя охранника, –  вы не поняли, Коул, – она вовремя уследила за его движением и приналегла на дверь, чтобы не позволить мужчине прошмыгнуть в нее. – Если в течение сорока восьми часов я не узнаю, кто оставляет на моем столе все эти подарки, то у меня останется только один подозреваемый.

– И кто же этот счастливчик? – стискивая зубы и странно пританцовывая на месте, спросил Коул.

– Вы!

– Но я даже не знаю, как вас зовут! И я женат, – завопил охранник.

– Мне все равно. В четверг я иду с вами на ужин. Мне хочется отблагодарить вас за подарки.

– Но это не я!

– Тогда скажите мне, кто он. Сорок восемь часов. Договорились?

– Да, – обреченно согласился Коул, и она,  наконец, отступила от двери.

Мужчина ринулся туда, едва не сбив с ног выходившего из туалета Стива.

 

6.

– Пообедаем? – подчеркнуто безразлично спросила Меган.

Камилла задумалась, прежде чем согласиться, но лишь на секунду. Неважно, что она собиралась пообедать с Вероникой – ведь не успела еще ее пригласить. А вот отказать и без того обиженной Мег было бы крайне неразумно.

Девушки отправились в уличное кафе, выбрав то, что находилось подальше – они всегда делали так, когда обедали вне офиса, чтобы иметь возможность посудачить о коллегах без опасения быть подслушанными. Но в этот раз их план провалился: за соседним столиком обедал Янек с невероятно красивой незнакомкой. И, судя, по их нежным влюбленным взглядам, вид на жительство был далеко не главной причиной матримониальных планов пары.

– Насчет ее внешности Тори переборщила, – признала Мег, достаточно рассмотрев девушку Янека.

Камилла рассеянно смотрела в тарелку. Назначенные охраннику сорок восемь часов истекали завтра после обеда.

 

7.

– Увольняется? – изумилась Камилла. – Она мне ничего не говорила…

– Ну, вы же не общались в последнее время, – пожала плечами Меган.

– Почему это не общались? – возмутилась девушка.

– А я почем знаю? Думала, вы поругались. Ну и правильно. Все-таки она немного странная.

Не дослушав, Камилла быстро, как могла, сбежала по лестнице на этаж ниже.

Но рабочее место Вероники был уже пустым.

Возвращаясь к себе на этаж, девушка заметила Коула.

– Не знаю, ничего не знаю, в мои обязанности не входит слежка за сотрудниками, – увидев ее с конца коридора, замахал руками охранник.

– Вы же обещали! – возмутилась Камилла. – Так нечестно!

Ее зеленые глаза горели возмущением. Но Коул остался непреклонен.

– Я был загнан в угол и вынужден был дать невыполнимое обещание в крайне тяжелых для себя условиях. Это вам должно быть стыдно, мисс! – укоризненно сказал он.

– Но что же мне делать? – сразу сникла девушка.

– Если бы вы нашли на столе бомбу или флакон с ядом… А так… не понимаю, – пожал он плечами.

Камилла разочарованно смотрела ему вслед, но потом что-то ее насторожило. «Флакон?» – удивилась она. Как раз сегодня утром она нашла на своем столе флакон духов. Но Коул не мог знать об этом, если только… да, если только он не видел, кто это сделал!

– Эй! – окликнула она мужчину, но он лишь ускорил шаг.

– Коул, подождите!

Охранник перешел на бег, и она вынуждена была оставить затею с погоней.

 

8.

– Хочешь поухаживать за розой?

– Что? – недоуменно спросила Камилла, поднимая голову от перечерканного технического задания.

– Я уезжаю в отпуск, и некому ухаживать за моей розой, – улыбнулся Стив.

– О, конечно… То есть я не очень хорошо знаю ботанику, но я… – она откашлялась и уже спокойно закончила предложение, – я как раз искала себе новое хобби.

 

9.

Камилла изучала статью по цветоводству, не обращая внимания на неодобрительный взгляд Меган. Ей быстро удалось уяснить, что розы были чрезвычайно капризными растениями. Но отступать было поздно. Стив доверил ей свой цветок. И это доверие одновременно вдохновляло и пугало ее.

Подарки больше не появлялись на ее столе, и Камилла укрепилась в самой смелой и отчаянной версии: анонимным дарителем был Стив. Молчание охранника тоже укладывалось в эту версию, ведь Стив мог слышать каждое слово их разговора, находясь по другую сторону двери, и потом уговорить или даже подкупить Коула, чтобы он не выдавал его тайну.

Целыми днями девушка перебирала в памяти каждую реплику, каждый жест и взгляд, и находила тайное толкование самым невинным фразам Стива. «Он сказал, что Фил в последнее время стал невыносимо ворчлив, а потом посмотрел на меня. Наверное, он хотел сказать, как это здорово, что в офисе есть не только ворчуны, а еще и кто-то милый», – думала девушка и мечтательно улыбалась, считая дни до возвращения Стива.

 

10.

– Ничего себе! – поразился Стив. – Ты просто самая настоящая Флора! Была такая греческая богиня, – поспешно добавил он.

Камилла смутилась. Ее раньше никогда не сравнивали с богинями, тем более, с греческими. Стив смотрел на нее почти с тем же восхищением, как и на свою украшенную множеством маленьких алых бутончиков розу.

– Я должен тебе, как минимум, обед, а скорее, ужин, – весело сказал мужчина.

Девушка смогла ответить только кивком.

– Будь с ним очень осторожна, – сказала ей Меган, когда Стив ушел.

– Почему? – беспечно спросила Камилла.

– Он такой красавчик… представляю, сколько у него девчонок, – проворчала Меган.

– Ну, брось, Мег, – отмахнулась она. – Мне ведь не шестнадцать лет, и я давно не девственница. Самое страшное, что может произойти – это что я пересплю с парнем, по которому сходят с ума все девчонки на нашем этаже.

– Нет, – покачала головой Меган, – самое страшное, если это свидание разобьет тебе сердце.

 

11.

– Я очень, очень и очень тебе благодарен, – сказал Стив, разливая вино.

Камилла кивнула, продолжая исследовать взглядом вычурный интерьер ресторана, куда привел ее Стив.

Дождавшись, когда официант, который принес заказ, отойдет от их столика, мужчина поднял бокал и сказал:

– За самую чудесную девушку «Ти-Ай-Ти Хай Технолоджис»! За Камиллу Остин!

– Скажешь тоже, – смутилась она и пригубила вино.

– Ты и правда самая адекватная из всех женщин, которые у нас работают, – сказал Стив. – Ведь только рядом с тобой я не чувствую себя жирным рябчиком, к которому подбираются охотники с ружьями.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я, – широко улыбнулся мужчина. – Стиви, не хочешь ли кексик, Стиви, что ты думаешь о последнем фильме Гая Ричи, Стиви, помоги, пожалуйста, разобраться в моем суперсложном задании, Стиви-Стиви-Стиви!

Глаза Камиллы изумленно распахнулись, когда Стив запищал, пародируя своих многочисленных поклонниц. В конце монолога он разразился добродушным смехом, и она тоже неуверенно улыбнулась.

– Как же приятно общаться с человеком, который не сходит по тебе с ума, – сказал мужчина, заглянув ей в глаза.

– Салат такой вкусный, – ответила Камилла. – И, вообще, здесь здорово.

– Да, – чуть растерявшись от резкой смены темы, согласился Стив. – Дилон показал мне это место.

– Дилон?

– Мой друг.

– А-а.

– У меня не так много друзей, Камилла, – признался Стив, немного помрачнев.

– Друзья – это очень важно, – рассудительно сказала девушка. – Когда у меня неприятности, то меня всегда выручают друзья. И я тоже помогаю им.

Она поколебалась, не предложить ли Стиву свою дружбу. Нет, пока жила надежда на большее, дружбу предлагать было нельзя.

– Я никогда бы не подумала, что у тебя мало друзей, Стив. Уверена, что так получилось не по твоей вине, – мягко произнесла она.

 – Да, – вздохнул Стив. – Хотя мне редко бывает нужна помощь. Я гораздо охотнее делился бы с друзьями радостями, а не проблемами. Как сегодня, например.

Девушка вопросительно посмотрела на него: он улыбался.

– Я очень счастлив сейчас, Камилла. Очень. Я так долго был один, и вот – это случилось полгода назад – встретил, наконец, своего человека. Своего, ты понимаешь?

Камилла неопределенно кивнула. О чем он? Точнее, о ком?

– Мы вместе ездили в отпуск. Я так этого боялся! – зажмурился Стив. – Обычно именно в отпуске понимаешь, что вам не о чем говорить. Но у нас с Дилоном, к счастью, получилось не так. У меня и у него как будто одна душа на двоих, понимаешь, о чем я?

– Не совсем, – медленно сказала Камилла. – Ты ездил отдыхать со своим другом?

– С Дилоном. Другом, бойфрендом и любовью всей моей жизни.

Признавшись, мужчина открыто, даже с вызовом смотрел ей в глаза, а Камилла никак не могла прийти в себя. Стив – гей? Значит, анонимным поклонником был не он? Или, может, это совсем не мешает ему оставлять шоколадки и чипсы коллегам неинтересного ему пола, если они кажутся ему адекватными? Так, Стив гей…

– А, – Камилла спохватилась, что надо бы что-то сказать, – Стив, я поздравляю тебя, что ты нашел близкого… своего, – поправилась она, – человека. Это так непросто. И так здорово, когда такое случается.

Стив благодарно посмотрел на нее и снова поднял свой бокал.

«Это звон моего разбитого сердца?» – подумала девушка, когда они чокнулись.

– А тебя не смущает, – помолчав, спросил Стив, – что я гей?

– Нет, – честно ответила Камилла. – И, кстати, мне кажется, зря ты так затаился. Я имею в виду, на работе легко это примут. Гордон всегда славился широкими взглядами. А наши офисные девушки… конечно, они погрустят немного, как я в детстве, когда узнала, что выйти замуж за Джорджа Майкла гораздо больше шансов у противного соседского мальчишки Тедди, чем у меня – Камилла усмехнулась, – но потом они успокоятся и начнут борьбу за место твоего лучшего друга.

– А вот и нет, – решительно заявил мужчина, – место моего лучшего друга, точнее подруги, более не является вакантным.

Стив протянул ей руку, и Камилла пожала ее.

– Знаешь, наверное, ты права, – сказал он, немного подумав. – Не факт, что я заведу на работе много друзей, но, если они хотя бы будут меньше пялиться на меня…

– Не сразу, – предупредила Камилла, – первое время, скорее, наоборот.

– Неважно, – махнул рукой Стив, – даже если единственным достижением моего каминг-аута станет то, что Эстер прекратит пользоваться своими ужасными духами с феромонами…

– Тогда я испеку для вас с Дилоном кекс, – со смехом пообещала девушка.

– Да-а… – Стив смотрел на нее теплым взглядом, который Камилла теперь безошибочно интерпретировала как дружеский. – Кстати, твои духи мне нравятся. Они очень идут твоему образу – легкий и светлый аромат, но не очень-то простой.

– Точно, – согласилась Камилла, – и мне они тоже очень нравятся. Это подарок.

– А-а, – сказал Стив. – У твоего парня отличный вкус. Знаешь, я ведь тоже готовлю подарок Дилону. И поэтому так благодарен тебе за помощь.

– Роза? – поняла Камилла.

– Да. Я купил и посадил ее, когда встретил Дилона.

– О, – удивилась девушка. – А как вы познакомились?

– Банально: в клубе. Было уже почти утро, и было весело, и не хотелось расходиться, но мне скоро надо было на работу, и тогда Вероника позвала нас к себе, потому что снимала  квартиру напротив офиса, – улыбнулся воспоминаниям Стив.

– Вероника? – недоуменно переспросила Камилла. – Наша Вероника?

– Ой! – мужчина смотрел на нее остановившимся испуганным взглядом, поняв, что сболтнул лишнее. – Но ты ведь никому не скажешь? – тихо спросил он. – Тем более, она у нас больше не работает…

– Конечно, – растерянно пообещала Камилла.

 

Часть 3.

 

1.

«Странное местечко», – подумала девушка и постучала в дверь. Улики – скомканная записка и необычный пористый камушек – лежали у нее в кармане.

Одноэтажный дом под номером сто пятнадцать находился в самом конце Оксфорд стрит; чтобы добраться сюда от перекрестка Вудлэндс Роуд и Сент-Джеймс стрит, девушке едва хватило предусмотренного запиской получаса. Несмотря на отдаление от городского центра, дом оказался очень красивым: чугунные решетки, старинная кирпичная кладка, узкие прямоугольные окна, одно из которых мерцало неярким светом.

Девушка снова постучала, но никто не спешил открывать. Тогда она решительно распахнула дверь и вошла в полутемную, освещаемую лишь свечами на вделанном в стену канделябре, прихожую.

Ей не доводилось раньше бывать в таких старых домах, и она ожидала увидеть антикварную мебель, тяжелые дубовые  двери и потемневший от времени паркет. Но единственным ассоциирующимся со стариной предметом оставался канделябр с горевшими в нем свечами, остальная же часть обстановки была современной: небольшой столик из стекла и хрома, стильная софа, эклектичная разноцветная вешалка.

У окна кто-то стоял. И этот кто-то обернулся, едва она закрыла за собой дверь.

– Камилла?! – удивилась девушка.

– Привет, Вероника, – улыбнулась та, отходя от окна. – Мне кое-что известно!

От этого заявления рот гостьи непроизвольно открылся, и она рассматривала бывшую коллегу с растущим недоумением.

– Кам? Что ты имеешь в виду? – спросила она, наконец, с сомнением в голосе.

– Я побывала на днях в одном доме напротив офиса… Он совсем небольшой, но оранжерея, в которой растут лимоны и апельсины – просто чудо, – с лукавой улыбкой сказала Камилла. – Квартирная хозяйка просила передать привет девушке, что там раньше жила – «этой чудаковатой, но милой и, главное, очень аккуратной Веронике Паркер».

Вероника, нахмурясь, уточнила:

– И ты вызвала меня столь замысловатым образом на встречу, чтобы передать этот привет?

– Не только, – покачала головой Камилла. – Еще мне стало известно, что, когда ты у нас работала, то сделала универсальный магнитный ключ, который подходил ко всем помещениям здания, не оставляя при этом следов в системе. О, тебе было легко его изготовить, ведь именно ты работала над системой безопасности.

– Чтение детективов очень хорошо развило твое воображение, – одобрительно сказала Вероника.

– Это не воображение, – покачала головой Камилла. – Охранник во всем признался. Тебе ведь из-за этого пришлось уволиться?

– Что ж, браво, мисс Марпл... Да, я обещала ему, – сказала Вероника. – Он был в шоке, застукав меня выходящей ночью из вашего кабинета.

– Это я виновата, – слегка покраснела Камилла. – Хотя и ты тоже! Почему нельзя было просто подойти ко мне и обо всем поговорить?

– О чем? – пожала плечами Вероника. – Что удивительная девушка, которую я знаю уже несколько лет, в последнее время стала подавленной и грустной? Что ее красивые глаза словно потухли? Что, по-видимому, ей нужны поклонники и сюрпризы? Что она достойна всего этого? Но я не верю в слова, Кам… Только в поступки.

– И что, по твоему замыслу, я должна была увидеть в поступках? А именно в своих любимых чипсах и апельсине?

– Что ты интересная и потрясающая девушка, Кам.

– Вот как? Но чего же хотел в итоге автор поступков?

– Только чтобы ты это поняла. И не забывала.

– Только? – усомнилась Камилла.

– Только, – подтвердила Вероника.

– В таком случае, мне известно кое-что еще, – подумав, заявила девушка. – Что «чудаковатая, милая и очень аккуратная» Вероника Паркер иногда лжет.

– Это серьезное обвинение, – сказала Вероника, оборонительно пряча руки в карманы ветровки. – И бездоказательное к тому же.

– Тебе нужны доказательства?

– У нашего гениального сыщика кончились улики? – скептически подняла бровь Вероника.

Вместо ответа Камилла приблизилась и решительно обняла ее.

Сначала Веронике мешали сопротивляться несвободные руки. Потом, когда ей все же удалось извлечь их из глубоких карманов, Камилла продолжала удерживать ее – нежно, но крепко, и разрывать это объятие совсем не хотелось. Как не хотелось уклоняться от полноватых сладких губ и языка, который ласково очерчивал разрез ее собственных губ.

– О, Господи, Кам, ну что ты делаешь, – пробормотала Вероника, когда осмелевшая девушка переместилась с поцелуями на ее подбородок и шею.

– Ты была права… поступки куда значимее слов, – переводя дыхание, сказала Камилла, выпуская ее из объятий. Следственный эксперимент удался на славу. – Вероника, хочешь быть моей девушкой?

– Кам… То есть, было бы глупо теперь отрицать… Ты мне нравишься. И всегда нравилась. Очень. Но… – Веронике удалось оторвать взгляд от собственных рук: пальцы все еще мелко дрожали. – Но… ты уверена? – спросила она. – Кам, ты же никогда не встречалась с женщинами… мне просто не хотелось сбивать тебя с толку.

– С женщинами раньше не встречалась, – весело подтвердила девушка. – Зато у меня было много мужчин, от которых в памяти остались лишь названия профессий и… незначительные анатомические подробности.

Камилла потрясла головой, и галерея с гипсовыми слепками рук навсегда покинула ее память.

 

2.

– Стив и Дилон позвали нас в пятницу в гости, – с порога сообщила Камилла.

– Отлично! Ох, Кам, только не ставь их туда! – предупреждающе воскликнула Вероника.

Она подбежала к двери и успела выхватить промокшие от осенней слякоти ботинки из рук девушки.

– Вот так, теперь с ними все будет в порядке, – приговаривала Вероника, насухо вытирая их тряпкой и убирая на сушилку.

– «Чудаковатая, милая и чертовски аккуратная», – привычно процитировала Камилла и поцеловала девушку. – Ой, а это у нас что?

Она удивленно смотрела на стоящий прямо посреди прихожей цветочный горшок с  гибискусом.

–  Тебе же нравится заниматься цветами, – смущенно улыбнулась Вероника. – Я подумала, тебе будет приятно.

– Да… но как ты узнала? – продолжала недоумевать Камилла.

– Тот камушек, в который была завернута записка. Я не сразу поняла, но ведь он явно был извлечен из пакета с наполнителем для цветочного грунта, так?

– Да, верно, – согласилась девушка, не отрывая изумленно-восхищенного взгляда от Вероники. «И кто из нас двоих мисс Марпл

А Вероника подумала, как здорово, что любимые зеленые глаза снова смотрели на мир с детским удивлением и восторгом, и еще, что она совершит тысячи милых глупостей и чудачеств, лишь бы этот взгляд всегда оставался таким.

Обсудить на форуме