www.krokod.ru

Ну почему то единственное, что мы не имеем, мешает нам наслаждаться всем тем, что мы имеем?

(с) Секс в большом городе


 

Архив цитат
Для тех, кто ищет увлекательную и качественную тематическую прозу
Обсудить на форуме

Короткие рассказы по Зене . Автор Джорди Риверс.

 

 

Габи ждет Зену.

 

- Я тебя догоню, и ты меня покатаешь! – весело кричала маленькая девочка с золотистыми волосами, бегая по двору фермы за старой, но неугомонной собакой.

Та была не совсем согласна с подобным положением дел, и улепетывала от настырной малышки изо всех сил.

- Я все равно тебя догоню! – не унималась та, и, заливаясь счастливым детским смехом, бежала за псом.

- Кто надоумил тебя кататься на собаке? – спросила ее вдруг взявшаяся совершенно ниоткуда гостья.

Она была постарше и повыше Габриэль. Завитушки темных густых волос непослушно торчали в разные стороны. И еще глаза. Голубые, с притаившейся в глубине насмешкой. Габриэль никогда не видела такого взгляда у детей, только у взрослых. Надо сказать, что гостья чувствовала себя очень уверенно на чужой территории. И вскоре маленькая Габриэль уже сомневалась, чья это территория.

- Привет, - сказала Габи. – А я жду Зену. Ко мне во сне приходила фея, и сказала, что сегодня к нам на ферму придет Зена.

- Как интересно, - заметила гостья с самым скучным выражением лица. – Хотя, постой… Фея была такая вся расфуфыренная? В розовом платье? – и гостья поморщилась, давая понять, как именно она относится к розовым платьям.

- Откуда ты знаешь? – удивилась Габриэль.

Юная незнакомка уклончиво посмотрела в сторону, а потом произнесла:

- А мне чаще снится бог.

- Кто? – чуть не поперхнулась Габриэль.

- Бог войны, - спокойно пояснила маленькая незнакомка.

- И какой он? – с трепетным придыханием спросила Габи.

Ее уже сейчас манили приключения, которые обещала кочевая жизнь воина.

- Ничего особенного, - пожала плечами голубоглазая девочка. – Бог как бог. Но он обещал мне лошадь. Поэтому я разрешаю ему приходить ко мне в сон.

Габриэль слушала ее, раскрыв рот. Вот было бы здорово с ней играть. И кататься на ее лошади, а не на старой собаке, которую она все равно не могла догнать.

- Пойдем! – сказала гостья, решительно потянув Габриэль за руку.

- Я не могу, - растроенно прошептала малышка, и слезы навернулись на ее глаза. – Я не могу уйти отсюда. Фея сказала мне никуда не уходить, и чтобы я дождалась Зену.

- И что так и будешь здесь сидеть? – строго спросила гостья.

Габриэль готова была вот-вот расплакаться. Ей так хотелось пойти играть с новой девочкой, но она очень хорошо запомнила свой сон и слова красивой, хоть и немножко смешной феи. Ей необходимо было дождаться Зену. Знать бы еще, кто это такая.

- Вот ты где! – над самым ее ухом раздался задиристый крик.

Габриэль отпрыгнула назад и спряталась за спину гостьи. Та же даже не пошевелилась, только смотрела теперь на нарушителя спокойствия сверху вниз. Это был мальчишка из соседской деревни. Он вот уже вторую неделю задирал Габриэль и не давал ей житья.

- Тебе чего? – спросила гостья, уперев руки в боки. – Тебя кто режет, ты так кричишь?

Мальчишка уставился на нее в недоумении. Он привык, что девчонки боятся его как огня. А чтобы ему давали отпор да так, будто он надоевший комар, не привык. 

- Я тебя здесь раньше не видел, - сказал он, отступая назад.

Упираться носом в ключицы защитницы было не больно то удобно.

- Я теперь всегда здесь буду гулять. А ты сюда больше не приходи, - сказала она ему, кивнув головой.

- Не понял? - недовольно протянул он.

- Чтобы я тебя здесь больше не видела! – рыкнула на него девочка.

Мальчишка от неожиданности споткнулся и упал. Габриэль весело рассмеялась. Никогда она еще не видела, чтобы ее обидчик был так испуган.

- Теперь понял? – спросила его гостья.

- Неплохо – неплохо! – сказал кто-то позади них, когда неумелый захватчик был с позором изгнан.

Габриэль с гостьей развернулись на голос.

Мальчик, может быть даже младше самой Габриэль, в красивых кожаных доспехах, с черными вьющимися волосами по плечи, наблюдал за ними, смешно скрестив руки на груди. Так как это делают взрослые.

- Кто это? – тихо спросила Габриэль, увидев, что ее новая знакомая совсем не удивлена его присутствием.

- Это бог, который мне снится, - спокойно пояснила девочка. – Говорит, что он вырастет богом войны. Но это мы еще посмотрим, кто из нас двоих вырастет богом войны. А ты что, тоже его видишь?

- Вижу, - кивнула Габриэль.

- Уходи, Арес. Мне сейчас не до тебя, - заявила гостья красивому мальчику.

- Вижу-вижу. Нашла себе блондиночку! – с обидой в голосе ответил ей тот.

- Блондиночку? – тихо переспросила Габриэль.

- Это значит с волосами, как у тебя, - пояснила ей подруга.

Габриэль, понимая, что этот мальчик-как-бы-бог имеет виды на ее новоиспеченную подругу, покрепче схватила ту за ремень кожаного платья, и решительно сделала пол шага вперед. Если честно, четверть шага, а если быть совсем откровенными, то осталась стоять на месте. Но при этом она была полна решимости отвоевывать гостью даже у бога.

Но к ее большому удивлению тот вдруг взял и растворился прямо на месте.

- Куда это он? – испуганно спросила Габриэль.

Незнакомка пожала плечами, а потом сказала:

- Меня Зена, кстати зовут.

- Так ты та Зена, которую я жду? – радостно воскликнула Габриэль.

- Откуда мне знать, - ответила та. – Так ты идешь играть со мной?

- Иду, - выдохнула Габриэль, не сводя с Зены восторженных глаз.

- Сейчас мы что устроим, - заговорщически протянула Зена, и Габриэль радостно зажмурилась от предвкушения целого дня, наполненного веселыми играми рядом с той, которую она дождалась.

 

 

На ферме.

 

- Эти наручники, - сказал темный стражник, защелкивая первый браслет на запястье Габриэль, а второй на своем, - будут единственной нерушимой вещью там, куда мы отправимся.

Габриэль кивнула. Несколько торопливо. Но ей правда не терпелось покинуть место, где она провела столько лет, может быть не одно столетие. И пусть передышка будет не долгой, она увидит Зену, а это главное.

Клубы красно-черного дыма обступали их со всех сторон. Габриэль знала, сколько боли несут языки рождающего их пламени. Еще немного, и оно охватит их. Она подняла глаза на стражника, но тот в неподвижном ожидании стоял рядом с ней, глядя строго перед собой. Значит скоро. Она не ошиблась. Когда вокруг них разверзся самый настоящий ад, они вдруг переместились туда, куда ей и было обещано.

Старая ферма встретила ее тишиной. И Габриэль поняла, как сильно она соскучилась по тишине. Она пила ее, как родниковую воду, закрыв глаза и жадно впитывая в себя.

Тихо. Вокруг было так тихо. И даже следующий за ней тенью стражник не мешал ей испытывать самое настоящее блаженство. Счастье – это отсутствие боли. О да...

Она подошла к раскрытому окну. За окном было лето. Она даже могла чувствовать дуновение ласкового теплого ветра на своем лице. Блаженство. Именно так.

В лесу запели птицы. Или она, наконец, услышала их пение. Слезы побежали по лицу Габриэль. Самые простые земные радости. Сколько в них красоты и умиротворения. Как могла она когда-то желать чего-то большего?

Ах да. Могла. Зена.

Габриэль вздрогнула, когда вспомнила о подруге.

- Когда она придет? – спросила Габриэль у своего стражника.

- Я не знаю, - ответил тот. – За ней послали.

Габриэль вздохнула, осмотрелась по сторонам, опять вздохнула.

Ферма выглядела так, будто они с Зеной оставили ее только вчера. Так и казалось, что сейчас со двора донесется радостный крик Ареса, поймавшего свинью.

В дом, радостно повизгивая, забежала собачонка. Та самая. Габриэль с ужасом уставилась на нее.

- Что это за шутки такие?

- Просто шутки, - оскалился стражник, и собачонка растворилась в воздухе.

Браслет на ее запястье нагревался. Стражник кипел в прямом смысле этого слова. И металл на его ручище становился все горячее.  

- Ты мог бы…эээ?

Она подняла свою руку, ощущая, как разгоряченное железо впивалось в ее кожу, хотя рука охранника поднялась вслед за ее.

- Я имею право на передышку.

- Мог бы, - эхом отозвался стражник, расщелкивая свой браслет.

- Ох, - выдохнула Габриэль, водя перед собой рукой, наслаждаясь практически ничем (если не считать висящих на запястье наручников) не скованным движением.

Она опять подошла к окну, но вместо зеленой поляны наткнулась на белесую мглу. Пятно лужайки и окружавший ее лес виднелись далеко внизу. Габриэль посмотрела на стражника.

- Чтобы ты не сбежала, - произнес тот.

Доверие как класс отсутствовало у охранников. Габриэль это знала, поэтому не сильно удивилась. Хотя ей, конечно, было не очень приятно, что это существо о ней такого мнения.

Зена. Мысль о воительнице причиняла боль своей недостижимостью. И все же была той единственной мыслью, заставлявшей Габриэль бороться. Бороться с собственным отчаянием, превратившимся за долгие десятилетия одиночества и страданий в самого страшного врага.

- Она не придет? Это еще одна твоя неудавшаяся шутка? – спросила Габриэль стражника, когда мгла за окном окрасилась в золотые цвета. Солнце клонилось к закату.

Тот хмуро посмотрел на молодую женщину.

- Она забыла о тебе. Кому нужна узница ада? Будь я на ее месте, то не покинул бы райские покои ради грешницы. Ты для нее теперь не больше, чем просто грешница, - сказал он и сплюнул на пол.

Габриэль почувствовала, как гнев охватил ее. Как он смеет осквернять пол старой фермы своими плевками. Она подскочила к стражнику, готовая вцепиться ему в горло, как голос, который она бы узнала из мириад других, остановил ее:

- Не делай этого, Габриэль.

Габриэль обернулась, и мир поплыл перед ее глазами. И лишь одна его точка оставалась неподвижной, как ось, вокруг которой он крутился.

Зена стояла на пороге старой фермы. Из плоти и крови. Ее горячее дыхание тут же превращалось в пар.

- Зена, - прошептала Габриэль, бросаясь к подруге.

Та как-то странно, неторопливо обняла ее.

- Габриэль, - сказала бывшая воительница.

Она взяла ее за плечи. В ее родных глазах было столько любви и нежности.

– Оранжевый всегда был тебе к лицу, - улыбнулась Зена.

И в жизни и после нее бывают такие моменты, когда ты понимаешь, что какова бы ни была цена твоего выбора, он того стоил. Вот и сейчас объятия любимой всколыхнули в Габриэль весь ворох воспоминаний, и она поняла, что ее решение, то самое в Японии, которое подарило им еще несколько десятилетий вместе, оно стоило всех мук ада.

- Вот и все, - поднялся стражник. – Встреча окончена.

- Но… - возмутилась Габриэль. – Но она же только началась.

По лицу охранника поползла зловещая улыбка. Он приблизился к женщинам. От отчаяния у Габриэль подкосились колени.

- Я больше не оставлю тебя, - спокойно сказала Зена Габриэль.

- Это не тебе решать, - сказал охранник.

- Мне, - ответила Зена, защелкивая свободный браслет на своем запястье.

Стражник расхохотался, и наручники испарились, как их и не было.

- Тебе все равно от меня не избавится. Я столетия ждала этого момента, - размеренно говорила Зена.

- Убирайся туда, откуда пришла, - процедил он сквозь зубы.

По тому, как накалился воздух вокруг, Габриэль поняла, что гнев переполнял стражника.

Зена молчала, почти безучастно глядя на него. Его слова ее  совершенно не трогали.

В окно позади них ударили лучи заходящего солнца, и стражник резко отвернулся, зажмурив глаза. Он припал к полу, и его еще недавно человеческая фигура стала превращаться в вараноподобное существо. Превращение сопровождалось почти обиженным ревом.

- Шшшто ты сдесссь делаешшшь? – прошипело то, что еще недавно было стражником.

Зена с Габриэль обернулись, и увидели подростка, или даже скорее мальчика, стоявшего позади них. Солнечный предзакатный свет играл в его волосах, окрашивая их всеми оттенками золотого.

- Она мояяяя, - шипел варан.

- Никто не спорит, - ответил мальчик.

- Мояяяяяя!

- Забирай! Только обеих, - прозвучал ответ.

- Как ты сссмееешшшшь предлагать мне подобное. Они же лююююбят друг друууга?

- Поэтому и предлагаю, - сказал ребенок.

- Это не чесссстно!

- Не честно, - сказал мальчик, и голос его зазвучал неожиданной твердостью, - то, что невинная душа прошла все круги ада. Вот это нечессстно, - передразнил он стражника-варана. – Все остальное по правилам.

- Мояяя! Не отдааааам! – не унималось животное.

- Забирай, - был ответ.

- Однуууу!

Ребенок посмотрел на варана. Во взгляде его было понимание, но также неумолимость. У Габриэль мурашки бежали от этого недетского взгляда.

- Обеих, - произнес он.

После этого варан с недовольным протяжным шипением испарился, и только раскаленный воздух фермы напоминал о его недавнем присутствии.

- Согласна ли ты, Зена, пойти за Габриэль в ад? – спросил мальчик, переведя взгляд на женщин.

- Согласна, - ответила Зена.

- Согласна ли ты, Габриэль, подняться за Зеной в рай?

- Согласна, - ответила Габриэль, не веря своему счастью.

- Вы обе свободны. Куда идти, выбирать вам.

С этими словами он развернулся и ушел. Прямо в окно, залитое чистым золотом.

- Что это такое? – спросила Габриэль, когда пришла в себя.

- Это милость, - ответила ей Зена. – Милость единственного Бога.

И они обе еще долго смотрели ему вслед.

 

 

Рассказ №2

 

- Привет, ты где едешь? – маленькая блондинка, прижимая плечом телефонную трубку к уху, помешивала бульон.

- На мосту еще, связь сейчас если прервется, я тебе перезвоню! – отвечала ей брюнетка, которая пробиралась домой сквозь вечерние пробки. - Ты уже готовишь ужин?

- Да, твой любимый. Брокколи по-итальянски, - с нотками грусти в голосе произнесла блондинка.

- Брокколи! – весело рассмеялась другая. – Помнится, мне понадобился не один год привыкания к тому, что брокколи, оказывается, мое любимое блюдо!

- В ней содержится огромное количество полезных микроэ…

- Дадада! Можешь не продолжать!

- Наша коза обожает его! А вот куры не жалуют!

- Коза – это тот еще аргумент!

Они посмеялись в трубку.

- Как на работе? Ты выяснила отношения с управляющим сервисной службы? – спросила блондинка. – Он будет делать свою работу?

- А куда он денется, - вздохнула ее собеседница. – Даже он понимает, что связываться со мной не самая лучшая идея.

- Да уж, - согласилась первая. – Да… - А потом продолжила, - Вы всегда так хорошо ладили, и ты могла положиться на него. Мне бы хотелось, чтобы это и дальше так продолжалось!

- Ты хочешь, чтобы я с ним помирилась? Первая?

- Хочу. Тебе же самой станет легче.

- Ты единственная на этом свете знаешь о миролюбивой стороне моей натуры, - произнесла брюнетка, сильнее сжав руль своего спортивного автомобиля.

- Этого достаточно, - улыбнулась блондинка. – Ты сделаешь то, о чем я тебя прошу?

- Конечно. Все, о чем ни попросишь. И это тоже.

- Вот и славно! – запела маленькая женщина, закидывая в бульон свежие брокколи. – Чувствуешь аромат?

- Еще бы! – с энтузиазмом ответила брюнетка. – Этому аромату километры не помеха.

- Но ты ведь уже подъезжаешь? – испуганно спросила блондинка.

- Осталась пара кварталов. А как твой день?

- Утром собирала Кевина в школу. Целый час искали учебник по естествознанию. Не понимаю, зачем в первом классе естествознание? – возмущенно воскликнула блондинка.

- Не понимаю, зачем Кевину учебник! – поддержала ее брюнетка. - Он в пять лет уже разбирался в устройстве Вселенной лучше любого преподавателя!

- Я, конечно, не стала ему этого говорить…

- Я сама ему это скажу. Он обязан это знать.

Они немного помолчали.

- Как дорога? – спросила блондинка тихо.

- Сегодня еще ничего, а вот вчера был ужас. А у вас как погода?

- Мокрый снег с дождем, слякотно. Промозгло... Очень не хватает тебя рядом.

- Я всегда рядом, - прошептала брюнетка.

- Я знаю, - эхом ответила другая.

Опять молчание. И только слышно, как кипит брокколевый супе на плите.  

- Я приехала.

- Уже?... Вот и хорошо.

- Габриэль, я люблю тебя.

- И я тебя, Зена.

Раздался звонок в дверь. Габриэль положила трубку и побежала открывать. В дом вошел высокий под потолок мужчина. Согнувшись чуть ли не пополам, он обнял свою жену, поцеловал в щеку. Габриэль потерлась виском о его щетину, думая о том, что где-то на другом конце земли, кто-то вот также обнимает ее Зену. И значит, она не одна. А это главное. 

 

 

Под прикрытием.

 

- Ты можешь включить что-нибудь другое! Не могу слушать эти девичьи сопли!

Красивый брюнет на пассажирском сиденье вот уже второй час донимал прекрасную блондинку за рулем нытьем по всевозможным поводам. Сейчас ему не нравилось пение Бритни Спирс, причем в лучшем из возможных вариантов.

- Слушать сопли? Это еще одна из утерянных божественных возможностей? – удивилась блондинка.

В голосе ее сквозил чуть улавливаемый сарказм. Нет, она не собирается упускать возможность поиздеваться над тем, кто столько веков трепал ей нервы одним своим присутствием рядом с ее любимой женщиной.

Асфальтовая дорога черной стрелой пронзала царство вечной зимы. С обеих сторон от нее возвышались вековые ели, совершенно белые, их лапы были надежно укутаны пушистым причудливым снежным покровом. 

– К тому же ты знаешь, как работает эта штуковина! Найди, что тебе понравится.

- Что мне понравится? – почти взорвался мужчина, с опаской поглядывая на казалось наступающий на них со всех сторон лес. - Меня бы вполне устроила парочка недотеп, из которых я вытряс бы дух, но вместо этого мы едем в деревенскую глушь, единственными жителями которой являются олени.

- Овцы, если повезет, - довольно хладнокровно добавила блондинка. – Куры, свиньи. Мы бы не оставили тебя с одними оленями.

Брюнет с сомнением покосился на нее, потом сокрушенно покачал головой.

- Пути господни неисповедимы, - продолжала блондинка.

- А вот это уже открытое издевательство!

- Извини, - она не прятала довольную улыбку, - я хотела сказать, когда ты находишься в программе защиты свидетелей, выбирать не приходится. Будучи богом, ты натворил много дел.

На присоске под стеклом завибрировал телефон.

- Зена! – обрадовано выдохнула в трубку блондинка. – Ты уже на месте?

- Габриэль, я буду чуть позже. Уже доехали? Надеюсь, вы с Аресом еще не убили друг друга?

- Мы близки… к месту назначения, - ответила ей Габриэль, всем своим тоном показывая, к чему именно они с Аресом близки.

- Кто бы мог подумать, что когда ты перестанешь быть богом, ты станешь таким нытиком, - произнесла она сквозь зубы, положив трубку.

- Посмотрел бы я на тебя, - огрызнулся бывший бог войны и отвернулся к окну.

- Смотри, - пожала плечами Габриэль, - любуйся, пока можешь.

Но к своему удивлению, она сама украдкой бросала взгляды на мужчину, который вот-вот должен был уйти из ее жизни. Неужели это произойдет?

 

 

Габриэль не врала, когда сказала Зене, что они уже подъезжают. Вековой лес, в чьей нескончаемости не было сомнений, неожиданно расступился, обнаружив позади себя снежную холмистую долину, на подступах к которой асфальтовая дорога обрывалась, превращаясь в узкую хорошо укатанную снежную колею. Снизив скорость, Габриэль осторожно пробиралась вперед. Даже мощный внедорожник не защищал ее от вероятности заноса. А раскапывать такую громадину под аккомпанемент аресовского нытья ей совсем не хотелось. В том, что в подобной ситуации оно будет просто невыносимым, женщина была уверена.

Виляя меж холмами, Габриэль чуть было не проехала занесенную снегом под самую крышу избу.

- Притормози! – встрепенулся Арес, наклоняясь вперед. – Разве это не она?

- Home, sweet home, - промурлыкала Габриэль после того, как признала в огромном сугробе пункт их назначения. – Видишь, твое сердце уже екает при виде будущего дома.

- Я бы не путал сердце с внимательностью, - холодно ответил он, открывая дверь и прыгая в снег.

Габриэль не стала сейчас ему отвечать, уверенная в том, что у нее будет еще много возможностей для того, чтобы поддеть бывшего бога.

 

Морозный воздух старой фермы после нагретого автомобиля казался просто не способным проникать в легкие. Он сковывал горло, застывал на губах.

- Черт! – тихо выругалась Габриэль, безуспешно пытаясь поджечь заботливо сложенные дрова в камине. Зажигалка не слушалась в ее успевших тут же закоченеть руках.

- Зена, конечно же,  была здесь? – спросил Арес, равнодушно наблюдая за процессом со скрещенными на груди руками. – Но без нее ты не способна даже на такую малость, как…

- Заткнись, - глухо оборвала его Габриэль.

Наконец, подрагивая и волнуясь, появился язычок огня, лизнул пропитанную жидкостью для розжига бумагу, и уже через несколько секунд охватил всю дровяную кладку, освещая переливчатым рыжим пламенем каменное нутро камина.

- Ух! – довольно выдохнула она, поднимаясь на ноги и потирая плечи. – Скоро должно потеплеть.

- Я голоден, - донесся с кухни недовольный голос Ареса.

- Может, мне за тебя еще и на охоту сходить, - спросила Габриэль саму себя.

- Это нога оленя?

Арес появился на пороге гостиной с огромным копченым бедром в руках, которое он, по всей видимости, достал из холодильника.

- Олени здесь водятся не для того, чтобы их есть, - возмутилась Габриэль. – А для того, чтобы ты мог вести хозяйство.

- Хозяйство? – переспросил Арес. – Мы о таком не договаривались!

Габриэль схватилась за голову, не ведая того, испачкав свои волосы и лоб в саже.

Арес не сдержал улыбки, но женщина не заметила ее, потому что прикрыла на мгновение глаза, желая абстрагироваться от действующего ей на нервы бывшего бога.

- Где же Зена? – прошептала она.

 

- Смотри-ка, что здесь есть!

Арес вертел в руках пульт от телевизора.

- Где он? – бывший бог направлял пульт во все стороны и щелкал на кнопку пуска. – Где это чудо техники? Если мы найдем его, то есть шанс, что не перегрызем друг другу глотки в ожидании нашей королевы воинов!

- Он в спальне, - вздохнула Габриэль. – Спальня наверху, - и она кивнула в сторону лестницы, ведущей на второй этаж.

- Ladies first! – Арес сделал галантный приглашающий жест рукой и даже улыбнулся своей чарующей улыбкой, которая, Габриэль должна была это признать, действовала и на нее тоже.

Если бы не длящаяся веками ревность, связанный с ней страх потерять любимую женщину, может быть, она и увлеклась бы богом войны.

 

На экране обнаруженной ими в спальне и тут же включенной плазменной панели Мора Айлз разливала по бокалам очень дорогое вино.

- Мне нравится Томми. Сильно, - говорила она Джейн Риццоли, - Но я люблю тебя. И я ненавижу, когда ты ненавидишь меня, поэтому я не хочу делать вещи, которые поставят наши отношения под угрозу.

- Вот и хорошо, - отвечала ей Джейн Риццоли, принимая из ее рук бокал вина. – Потому что я ненавижу, когда мне приходится ненавидеть тебя.

- Целуйтесь уже! – Воскликнула Габриэль, уставившись в экран.

Она даже на мгновение перестала нервничать из-за присутствия Ареса и отсутствия Зены, залюбовавшись женщинами.

- Габриэль, уймись, они просто подруги, - поспешил тут же охладить ее пыл мужчина.

- Ха! – вырвалось у блондинки. – Еще скажи, мы с Зеной просто подруги!

- Разве нет? – удивился Арес, приняв скептический вид. – Она всегда именно так описывала мне ваши отношения.

Габриэль схватила первое, что попалось ей под руку, а это была подушка с кресла, и запустила ее в бывшего бога войны.

- Где же Зена? – спросила она себя в который раз. Терпеть Ареса становилось все сложнее.

Она подошла к окну и пошире распахнула и так раскрытые шторы. На холмы уже опускались сумерки, но ни одного огня не было поблизости, не говоря уже о паре огней, означавших бы приближение автомобиля.

- Ты всегда так беспомощна, когда ее нет рядом? – спросил Арес, подходя ближе.

Габриэль в неверии посмотрела на него, молясь всем еще существующим богам, чтобы у нее хватило сил выдержать сегодняшний вечер до конца.

- В конце концов, ты всего лишь смертный, - наконец, произнесла она, успокаивая себя.

- А знаешь, за что я отдал свое бессмертие? – спросил Арес, подойдя в плотную к Габриэль. Так, что ей пришлось опереться руками о подоконник позади себя.

Его жесткий взгляд стал вдруг мечтательным. Он поднял руку, нежно очертил пальцем овал красивого и сейчас испуганного лица блондинки, стер следы сажи со лба. Габриэль замерла, приготовившись услышать самое худшее.

- За что? – спросила она внезапно охрипшим голосом.

- За то, чтобы Зена была счастлива с тем, кого выберет. Кого выбрала… - тут же добавил он. - Чтобы в тот роковой час, когда судьба окажется не на ее стороне, ей повезло, и она смогла бы выжить, - сказал Арес.

Габриэль изумленно моргнула.

- Ты никогда не говорил нам об этом.

- Приберег до лучших времен, - улыбнулся бывший бог, а затем наклонился и поцеловал пойманную в свои объятья женщину.

«Где же ты, Зена?» - пронеслось в голове Габриэль в самый последний раз, а затем она притянула Ареса к себе и ответила на его поцелуй.

Со стороны могло бы показаться, что это было желанием маленькой блондинки вкусить запретный плод. Столько раз ей снились кошмары с этим мужчиной и своей любимой в главных ролях. И вот теперь она могла ощутить его губы на вкус, хоть отдаленно представить, что чувствовала Зена, отдаваясь ему, и от чего отказалась ради нее.

С другой стороны, незнакомому с ситуацией наблюдателю, могло бы показаться, что супружеская пара с большим стажем вдруг пришла к примирению после долгих нелепых препирательств.

Арес поднял Габриэль на руки и отнес на кровать. Они не видели, как за поворотом блеснули фары приближавшегося снегохода.

 

- Достаточно! – раздался позади разгоряченной парочки голос Зены. – Прекратить секс на моей бывшей постели!

Она стояла в дверях спальни, готовая вот-вот расхохотаться. Глаза ее сверкали, щеки горели от мороза.

- Зена, наконец-то! – выдохнула Габриэль, выкатываясь из-под полураздетого Ареса. – Я думала, мне все-таки придется изменить тебе за то, что ты так долго к нам добиралась!

- Хорошо сработали, - сказала Зена, проходя в комнату и задергивая шторы на окне. Реплику Габриэль она оставила без пока ответа. – Те, кто следил за вами, официально присудили Аресу статус ворчливого супруга. Слежку сняли, и мы можем уезжать.

- А я был бы не против, если бы ты задержалась еще на полчасика, - заметил Арес, с видимым сожалением на лице одевая рубашку.

- Понравилось? – спросила Зена. – Вот и мне нравится.

С этими словами она ослепительно улыбнулась бывшему богу, а затем притянула к себе маленькую взъерошенную блондинку.

Она ничего не сказала ей. Просто крепко прижала к себе, потом убрала со лба волосы, любуясь замершим в глубине зеленых глаз смешанным с радостью возмущением.

- Мне стоило немалых усилий удержаться на месте и не прервать вас раньше времени. Не знаю, справилась ли бы я с этой задачей, если бы не Каллисто.

- Каллисто? – удивленно спросил Арес, тут же насторожившись.

- Должна же я была оставить тебе блондинку на случай, если они решат вернуться, - объяснила Зена. - Свою, извини, не могу.

- Понимаю, - вздохнул он. – Спасибо и за эту.

- Я все слышу, - донесся снизу голос Калли.

Зена подошла к Аресу. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, и Габриэль застыла на месте, борясь с неприятным чувством. Но королева воинов всего лишь потрепала бывшего бога войны по щеке.

- Не скучай, - сказала она ему.

И не говоря больше ничего, (так как что можно сказать человеку, который многие века был рядом с тобой в смерти и бессмертии), они уехали.

 

 

Ожидание.

 

Габриэль нервно постукивала пальцами по своему собственному плечу. Она бы с удовольствием использовала для этого стол, но он не внушал доверия. За ним не то, что сидеть, даже приближаться к нему было страшно, того и гляди, он сейчас развалится и рухнет тебе прямо на ноги. А ты и отскочить не успеешь в своих дорогих туфлях на высоченной шпильке.

Как же ее раздражало это длительное ожидание. Бюро поручило ей провести операцию, которая изначально казалась пустяковой. Выкупить здание старой фермы вместе с прилегающей к ней землей у прежней владелицы, которая, конечно, сразу же согласилась на предложенную сумму с шестью нулями. А кто бы отказался. Сумма была баснословной для ветхой развалюхи. И только эти нулики намекали на загадочную ценность, которую ферма могла представлять. 

Габриэль позвонила владелице по телефону, в общих чертах обрисовала свое предложение, и женщина с неожиданно красивым низким бархатным голосом тут же согласилась. Они договорились о встрече. И вот уже пятый час молодой и подающий большие надежды агент бюро торчала в заброшенной подальше от человеческого мира глуши, а хозяйка так и не ехала.

- Я привез нам кофе!

На пороге появился напарник Габриэль. Он во всем пытался ей угодить. Безответная страсть толкает и не на такие поступки. Но из-за нее же он перекрыл себе все возможности для карьерного роста. Потому что в глазах начальства выглядел несерьезным шутом рядом со спокойной, доброжелательной и ответственной Габриэль.

- Ах, Джоксер, спасибо! – сказала Габриэль, с жадностью хватая из его рук бумажный старбаксовский стаканчик. 

- Смотри, что еще у меня есть! – радостно сказал Джоксер, демонстрируя женщине складной стул. – Теперь ты сможешь отдохнуть.

- О… Джоксер! Это прекрасно! - выдохнула Габриэль, тут же опускаясь на заботливо предложенный ей новый предмет интерьера. Остальные стулья на ферме не внушали ей подобного доверия. Один только сантиметровый слой пыли отбивал всякое желание использовать их по назначению.

Переведя дух, блондинка снова набрала уже ставший ей ненавистным телефонный номер. В который раз динамик ее новенького айфона донес звуки веселой детской песенки. А затем уже выученное наизусть сообщение: «Уважаемые агенты, я еду. Прошу дождаться меня на обусловленном месте. С наилучшими пожеланиями, Зена».

Габриэль покачала головой и нервно рассмеялась.

- Бюро ведь не первый раз пытается купить старую ферму? – вздохнула она. 

Джоксер недоумевающе пожал плечами.

- Это написано в предыдущем отчете, - подсказала она ему.

- Конечно! – он хлопнул себя по лбу.

Потом поправил немножко смешно завязанный на шее строгий галстук. И для весомости кашлянул.

 - Я сейчас принесу его из машины! – сказал он и исчез в сильно покосившемся проеме двери.  

Габриэль повернулась к тому, что осталось от окна. Пейзаж был идиллическим. Все зелено. Нетронуто. Полевые цветы, дремучий лес. Удивительно, что связь ловила.

Джоксер принес пухлую папку. Габриэль раскрыла ее у себя на коленях. Вспомнила сомнительную ухмылку агента Геракла, когда он передавал ей дело. Какая же она была дура, так обрадовавшись тогда своему первому самостоятельному делу. Не задание, а черти знает что. Похоже, им и ночевать придется на этой ферме. Интересно, сможет ли Джоксер достать раскладную кровать. Две раскладных кровати.

Габриэль повертела в руках сносного качества фотоснимок. Высокая брюнетка с ослепительной улыбкой и невероятными голубыми глазами. Еще тогда, когда она увидела фотографию в самый первый раз, странное чувство «знакомости» охватило ее. Она видела женщину на карточке впервые, но никак не могла воспринимать ее, как незнакомку. Тогда Габриэль объяснила себе свои ощущения возможным сходством владелицы фермы с какой-нибудь кинозвездой. Или может, она встречала ее изображения в Интернете или журналах. Зена была активным общественным деятелем.

Но сейчас, всматриваясь в красивое лицо с лепными чертами, обворожительной чуть насмешливой улыбкой, она начинала понимать, что ее странное чувство родства покоится на чем-то более глубоком.

Агент в который раз пролистала отчет, устало потерла переносицу.

- Сколько можно ее ждать? – воскликнула она, вскакивая на ноги. И тут же издала страдальческий стон женщины, целый день проведшей на каблуках. – Черт! Черт! Черт! Придушу ее, когда она появится!

И не успела Габриэль поразиться своей уверенности в том, что ее ожиданию придет конец, как позади нее раздался тот самый голос, который приводил ее в замешательство во время телефонных переговоров.

- Боюсь, у вас появилась возможность сделать это.

Габриэль развернулась, сжимая кулаки. Брюнетка стояла в дверях, скользя ласкающим взглядом по обветшалым стенам жилища.

- Ах! Как хорошо вернутся туда, где тебя ждут! – произнесла она, проходя в комнату.

Джоксер вальяжно выступил вперед:

- Заждались, я бы сказал.

Женщина повернулась к нему.

- Я, пожалуй, выпью кофе, - произнесла она после недолгого изучения агента. – Мне без сахара, а для твоей начальницы с молоком.

- Что? – возмутился он. – Вы видите здесь поблизости кофейню?

- Я вижу поблизости кофе, - ответила Зена и кивнула на два стаканчика на столе.

Джоксер хотел еще что-то сказать, но слова застряли у него в горле, когда Зена посмотрела на него еще раз. Вопрос застыл в ее голубых глазах, и Джоксер понял, что у него нет ответов на этот вопрос.

- Она мне не начальница, - пробурчал он себе под нос, отправляясь за кофе. – Она мой напарник.

Сказать, что Габриэль была взбешена, было все равно, что назвать молчанием вопль вопиющего в пустыне.

- Что я себе позволяю? – опередила ее вопрос брюнетка. – Признаюсь сразу – все!

- Это я заметила, - наконец, удалось хоть что-то сказать Габриэль.

- Я смотрю, Вы тоже позволили себе кое-что. Обновить мой интерьер, если быть точной, - сказала Зена, показывая на складной стул в глубине комнаты.

Габриэль ничего не ответила, пытаясь вернуть себе самообладание и ощущение того, что способна общаться с прибывшей на равных.

- Я полагаю, Вы прибыли для подписания договора? – спросила она, коря себя за то, что в присутствии этой странной женщины уже успела позабыть о цели своего пребывания здесь.

- Нет, - сказала Зена, подходя ближе. – Совсем не для этого.

Габриэль отступила назад. Если бы стена позади нее не была такой пыльной и древней, то, может быть, она бы предпочла вжаться в нее, чем выдерживать этот непонятно -  зовущий, завораживающий взгляд голубых глаз.

- Что Вам на… - успела прошептать агент, прежде чем сознание ее погрузилось в темноту. Темноту, падая в которую, она загадочным образом успела понять, кем является для нее незнакомка, и что их связывает.

 

Когда Джоксер приехал с новой порцией кофе, на ферме уже никого не было. Вековая пыль на полу и на столе лежала нетронутой. Складного стульчика и след простыл. Все выглядело так, будто здесь долгое время никого не было.

- Ну, как всегда, - расстроено протянул Джоксер. – Ищи их теперь.

 

 

Рассказ №4

 

Длинный коридор вилял, то сужаясь, то чуть давая вздохнуть. В конце тоннеля тускло светило солнце. Даже не солнце. Белый источник света, который давал надежду, что все эти брожения не напрасны, что им придет конец. Стены коридора, будто стенки желудка змеи, опять сжались, грозя поглотить странницу, рождая в ее замутненном сознании нелепые воспоминания о курицах, которых Арес еще недавно гонял по ферме, желая зарезать, а потом выпрямились и обмякли.

Если она на старой ферме Ареса, то где-то должен был быть выход. И где-то должен был быть Арес. Но вместо этого ее швыряло по коридору, который не имел ни входов ни выходов. Только коричневые, с отблесками странного белого света стены. Без единой двери.

Габриэль закрыла глаза, пытаясь обрести равновесие, а когда открыла их, то обнаружила себя на кухне. То, что осталось от окна, сильно покосилось и было открыто. Доски подоконника прогнили, изъеденные термитами. Но самым страшным было не это. На подоконнике стояла огромная бутыль с мутной жидкостью, а в ней голова Геракла. Он пускал кровавые пузыри, пытаясь что-то сказать.

- Геракл! – воскликнула Габриэль. – Что ты там делаешь? Ээ.. Глупый конечно вопрос…

Габриэль попыталась схватить бутыль, но никак не могла до нее дотянуться.

- Геракл? Я не слышу тебя!

Кровавые пузыри продолжали плыть вверх, а сын Зевса смотрел на женщину отрешенными глазами.

- Ты вообще со мной разговариваешь?

Габриэль опять качнуло, она развернулась, с ужасом подумав, что ее снова швырнет в коридор, но вместо этого ее просто качнуло. Она вспомнила, что ждет гостей. Да, кто-то важный должен был вскоре прийти, или не должен? Разве был в ее жизни кто-то важнее этой женщины, которую швыряло из стороны в сторону по старой ферме? Этой болтливой, милой, доброй, самой смелой и прекрасной женщины на свете?

Габриэль обнаружила себя в зеркале. Свое отражение. Она была голой. И о Боже, она была красивой. Она протянула руку к отражению, вглядываясь в свои глаза. Только после того конечно, как не раз обежала взглядом тело. Да, это тело… Такое желанное… А вот в глаза себе было страшно смотреть. Вместо того, чтобы быть зелеными, они чернели, превращаясь в бездонные дыры.

- Что здесь черт возьми происходит?

И еще это чувство. Что она кого-то ждет.

Чувство огромной нежности взорвало ее внутренности, переполнило ее, заставило упасть на пол. Она свернулась калачиком, со всей силы вдавливая колени в грудную клетку. Это так невыносимо больно и прекрасно любить кого-то не существующего. Невыразимо. Она физически ощущала пустоту на месте этого образа. Овал шакрама на бедре. И пустота. Там никого нет. Такая родная живая пустота.

На полу сидела курица и пристально смотрела на Габриэль. Не мигая. Сидела так, будто высиживала яйца.

- Чего ты от меня хочешь? Тебя покормить?

Курица медленно раскачивалась из стороны в сторону. Если бы она была человеком, Габриэль бы подумала, что та медитирует. Не хватало только пения.

- Оммм, - попробовала Габриэль, потом нахмурилась от какого-то внутреннего противоречия.

- Как же я глупо себя веду. Разговариваю то с головами, то с курицами… Это так на меня не похоже.

Нет. Только не коридор. Только, пожалуйста, не этот коридор снова.

- Вот тебе и пожалуйста, - сказала Габриэль сама себе, оказавшись во дворе. Светило солнце. Прямо в глаза. Хотелось зажмуриться. – Ты видимо слышишь меня! – рассмеялась женщина.

- Конечно, я тебя слышу! Ты разбудила меня своей болтовней.

Маленькая блондинка лежала рядом на подушке, смешно и заспанно улыбаясь. Ей улыбаясь. Солнце играло в ее волосах.

- Уж лучше б ты храпела, Зена! Нельзя так ругаться во сне. Что тебе могло такого присниться?

- Ты…

Габриэль рассержено посмотрела на подругу.

- Я?

- Даже не знаю. Но определенно ты.

- А что тебя так испугало?

Зена на мгновение задумалась, а потом ответила:

- Ты была без меня.

Взгляд Габриэль тут же смягчился.

- Но это ведь не правда? – спросила она, прижимаясь к любимой.

Она смешно потерлась носом о ее загорелое сильное плечо.

- Ведь неправда?

- Нет, - ответила Зена.

Пустоту уже давно заполнили ощущения. Ощущения себя, своей жизни, своего существования, своего существования ради этой женщины, которая так доверчиво сейчас лежала на ее плече.

- Хотя было во сне кое-что интересное, - вдруг сказала Зена, игриво перекатывая Габриэль на спину. – Да припоминаю.

- Что? – хихикнула та, извиваясь под щекочущими ее пальцами.

- Ты, - опять ответила Зена. – В моем самом любимом виде.

- В каком?

- Если честно, в любом.

 

 

 Компенсация.

 

 - Арес, сейчас не лучшее время для визитов, - сердито заметила Габриэль, утирая пот со лба. Она вот уже полчаса пыталась доить корову. Но та, чувствуя ее раздражение, никак не давалась.

- Именно поэтому я здесь, - обворожительно улыбнулся мужчина.

Он облокотился мускулистым плечом о деревянный столб, демонстративно скрестив руки на груди.

Габриэль ничего ему не ответила, решив, что ей все равно не выйти победительницей из перепалки с Аресом. Но как же ее раздражала эта его способность появляться в любой момент.

- Кто-то не доволен тем, что ее не позвали на закрытый корпоратив? Извини, дорогуша. Праздник только для Богов Олимпа и их фаворитов.

Габриэль устало прикрыла глаза. Она помнила о том, что у Зены была своя особая цель посещения сего мероприятия, но долгий вечер ожидания сделал свое дело, и в голову начали лезть разные неприятные мысли.

- Арес, я правда не в настроении, - сказала Габриэль.

- Вижу. Поэтому я здесь, а не на Олимпе. Хотя у меня из нас двоих как раз есть приглашение.

Габриэль сама не желая того, еще сильнее сдавила пальцами вымя, и корова недовольно замычала. 

- А в то время, как Зена развлекается с милыми барышнями, тебе приходится бодаться с непослушной коровой на старой ферме.

Животное, будто услышало бога, и вдруг перестало настырничать. Габриэль облегченно вздохнула, когда услышала, как струи молока устремились в пустое ведро.

В этот момент она вспомнила, с какой любовью Зена наводила на ферме порядок, когда они только переехали сюда. С какой нежностью и тщательностью убирала паутину, ремонтировала протекающую крышу. Нет, Габриэль не позволит Аресу видеть свое недовольство подругой, которое (учитывая то, что Зена должна была вернуться еще несколько часов назад) было уже больше похоже на отчаяние.

- Предложить тебе выпить? – спросила блондинка, выпрямляясь и вытирая руки о подол короткого платья.

- Какой интересный поворот, - удивился Арес, выдернув соломинку из кучи сена. – Что именно? – спросил он заинтересованно. Соломинка уже красовалась в уголке его рта.

- Например, - Габриэль пожала плечами, - молока, - и она кивнула на стоящее под коровой ведро. – Парное. Специально для тебя старалась.

- Какое гостеприимство, - вынужден был признать Арес.

- А хочешь, ужином тебя накормлю?

Бог войны подозрительно уставился на блондинку.

- Семейная жизнь плохо на тебя влияет, - наконец, выдал он. – Совсем теряешь хватку.

Но он все же принял ее приглашение. И даже вызвался помочь ей нести ведро с молоком. Они вышли на улицу, в лицо им ударил пряный запах трав и засыпавших цветов. Солнце садилось за лесом, низко пуская косые лучи по зеленой траве.

- Смотри-ка, кто идет! – сказал Арес.

Им навстречу по тропинке странной неестественной походкой шла Зена. В движениях ее не было обычной раскованной уверенности, наоборот, какая-то зажатость, даже автоматизм.

- Да она в стельку! – присвистнул Арес.

Габриэль не знала, радоваться ей или печалиться. Потом выбрала первый вариант и стала ждать, когда подруга поравняется с ней.

Но та завидев ее, вытянулась, как по струнке, а затем стала пробираться вперед на цыпочках, всем своим видом показывая желание проскользнуть незамеченной.

- Зена! – остановила ее Габриэль, прервав нелепые попытки.

Воздух становился прохладным, но бард не чувствовала холода.

- А я как раз уже собиралась домой, - сказала Зена после некоторой паузы.

- Ты уже дома вообще-то.

- Так быстро? – искренне удивилась воительница.

- Новый мировой рекорд.

Зена украдкой посмотрела на Габриэль, увидела, что та больше расстраивается, чем сердится, и тут же переменилась.

- Я соскучилась, - произнесла она. И пусть то, что ей удалось выговорить было больше похоже на не совсем членораздельные звуки, Габриэль чувствовала, как все ее раздражение улетучивается.

Зена качнулась вперед, вытянув губы трубочкой, пытаясь поймать пляшущий перед ее глазами, но такой манящий рот своей блондинки.

Габриэль отвернулась в сторону, чуть выставив перед собой руку, которой одновременно удерживала Зену оттого, чтобы та не упала на нее, и чтобы та не упала навзничь назад.

- Хочу с тобой в кровать, - опять качнулась на нее Зена, запечатлевая невинный поцелуй на подставленной в последний момент щеке.

- У нас гости, - только и ответила ей бард.

- У тебя или у меня? – удивилась воительница, смешно нахмурив брови.

В этот момент Арес вырос из-за спины Габриэль, с наигранной укоризной глядя на нетрезвую королеву воинов.

- Аресик! – произнесла Зена, вздернув бровь.

- Зенусик! – ответил он ей в таком же тоне. - Вечеринка удалась?

- Что ты здесь делаешь?

Габриэль молча продолжала удерживать подругу от резких телодвижений, которые в любой момент могли привести к падению.

- Помогал твоей женщине коротать ожидание, которое, судя по всему, - и он окинул Зену многозначительным взглядом, - было долгим.

- Не твое дело, - ответила ему Зена и все же навалилась на Габриэль, обхватив ее рукой за шею.

В таком виде они все вместе направились в дом.

- Тяжела ноша? – спрашивал Арес Габриэль, пока они шли по тропе к ферме. –Помочь? Не женское это дело таскать дрова.

Но бард не отвечала ему, больше сосредотачиваясь на том, чтобы не упасть под Зеной и не поддаваться порывам той, свернуть с тропы в лес.

- Вот он семейный быт, - продолжал Арес свои размышления вслух. – Вот где умирает романтика.

И опять только тишина в ответ.

- Зена, она игнорирует меня сегодня! – возмутился мужчина.

- Арес, она игнорирует тебя всегда! Только обычно умело это скрывает.

Они добрались до крыльца.

Королева воинов выпрямилась, лишь слегка придерживаясь за плечо Габриэль на случай качки, и как могла сурово посмотрела на бога.

- Ты что-то хочешь мне сказать? – спросил Арес после того, как она так и не произнесла ни слова.

- Хочу, - кивнула Зена. – Ловлю мысль.

- Пора тебе, Арес, - сказала Габриэль.

- Приглашение на ужин отменяется? Появились более важные дела? – насмешливо спросил он.

- Срочная и безотлагательная компенсация долгого ожидания, - ответила Зена, улыбаясь пьяной, но от этого не менее ослепительной улыбкой.

- Я тебя тоже вообще годами жду, - тут же заметил Арес.

- И не дождешься, - хором ответили ему женщины, разворачиваясь, чтобы уйти в дом.

- Может втроем? – крикнул он им уже в спины.

- Не дождешься, - опять прозвучал ответ, и в этот момент солнце окончательно закатилось за высокие ели, знаменуя приход ночи.

Обсудить на форуме