www.krokod.ru

Ну почему то единственное, что мы не имеем, мешает нам наслаждаться всем тем, что мы имеем?

(с) Секс в большом городе


 

Архив цитат
Для тех, кто ищет увлекательную и качественную тематическую прозу
Обсудить на форуме

Сторибрук слезам не верит, Сторибрук верит только фанфикам . Автор Джорди Риверс, BlondeWhisky.

 

 Глава Первая.

- Кора в городе! Кора в городе! – ворчала Кора, пробираясь по жухлой влажной листве к колодцу. – И вовсе я не такая страшная! Чуток только, в профиль если! Я вам покажу Кору в городе.

В Сторибруке наступала весна. Таял снег, и в лесу было сыро и влажно. Тут и там виднелись просыпающиеся подснежники, которые напоминали Червовой Королеве о Снежке и заставляли неприятно морщиться.

- Кто людям помогает, тот тратит время зря. Хорошими делами прославиться нельзя. Ха-ха! - стала напевать себе под нос женщина песенку одной своей коллеги, чтобы хоть как-то поднять настроение.

Старшая Миллз добралась, наконец, до колодца. Достала из кармана своего черного плаща темный пузырек с мерцающим внутри фиолетовым огоньком, откупорила его и, наслаждаясь каждой секундой процесса, вылила содержимое прямо в колодец.

- Ку-ку! – весело произнесла она, заглядывая в черную бездну.

- Ку-ку, - ответили ей откуда-то снизу.

- Вот теперь Кора в городе, - довольно улыбнулась женщина.

 

Эмма вышла из кафе «У Бабушки», где позавтракала с утра. Огляделась. Весеннее солнце заставило шерифа прищурить один глаз. День обещал быть погожим.

- Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро, - напевала себе под нос блондинка, направляясь к дому мадам мэра. – Кричат хозяева «Ура!», они ужасно рады!

Но Регины дома не оказалось, и Эмма Свон, озадаченно почесав затылок, отправилась в участок шерифа, на свое рабочее место.

А в Сторибруке тем временем началось ОНО!

 

- Я не хочу быть дубом! – размазывая по щекам слезы, вбежал к бабушке Дэвид. – Я забуду слова! И.. Я уже их не помню!!!

- Прекрасный, - появилась вслед за ним Снежка, хватая мужа за плечи и пытаясь успокоить. – Ну, какой из тебя дуб, ну подумай сам!

Дэвид с ужасом посмотрел на жену и расплакался еще сильнее.

- Всем стоять! Никому не двигаться! – пробасила из-за стойки бабуля.

Она достала из закромов арбалет и теперь направляла его на посетителей своего кафе. Глаза её угрожающе сверкали сквозь стекла очков.

- Я знаю, вы пришли за моей внучкой! Но только через чей-то труп! И поверьте, я метко стреляю.

Снежка вдруг посмотрела на свои руки и увидела, что они в крови.

- Прекрасный! Прекрасный!!! – в панике закричала Белоснежка, опускаясь на колени. – Мои руки в крови. Я больше не добрая, Дэвид!

- Буду звать тебя Красноснежкой, - пытаясь утешить жену, произнес принц.

Рядом кто-то щелкнул зубами. Потом еще раз. Потом редкие щелчки превратились в настоящую автоматную очередь. Снежка обернулась и увидела забившуюся в угол Шапку. Та стучала зубами, словно её охватил жутчайший озноб.

Взгляд Шапки безумно скользил по лицам, стенам, предметам. Наконец, Руби увидела Белль и закричала, махая руками:

- Не подходи ко мне! Не приближайся!

- Но, Руби, что я тебе сделала? - испуганно спросила Белль, подбегая к Шапке, не смотря на её крики.

- Нет! Нет! – кричала Руби, когда Белль ласково обняла девушку и прижала к себе.

- Я не хочу тебя есть, - плакала Шапка, готовая завыть в любой момент. – Не хочу!

- И я не хочу тебя есть, - успокаивала её Белль.

- А что если у меня не две мамы, а три или даже восемь? – плакал за другим столиком Генри. Крупные слезы катились по его щекам, капая в какао с корицей. – Как я буду всех их мирить? А вдруг у меня и папа есть?

- Кто взял мой кинжал?!! – ворвался в кафе мистер Голд. – Где мой кинжал?!! – вопил он.

- Руки вверх, Румпель! – тут же взревела на него бабушка.

- Я не красавица! Я чудовище! – закричала вдруг Белль, когда увидела себя в зеркале.

- Однако, - промолвила Регина, наблюдая картину.

Она стояла в дверях кафе, задумчиво щелкая языком. Сразу поняв, что дело не чисто, мадам мэр повела бровью, затем еще раз, а затем направилась к единственному человеку, который по её мнению мог остановить разворачивающееся безумие.

- Если добрый ты, - тихонько запела вдруг Злая Королева, - это хорошо, а когда наоборот.. Что это со мной?

 

- Мисс Свон, - вошла Регина в участок. – Вы знаете, что творится в вашем городе?

- С каких это пор Сторибрук мой город? – поднялась из своего кресла Эмма, встречая Злую Королеву.

- Вы же помните наш уговор. В городе тихо – он мой.

- В городе громко – мой, - кивнула блондинка, что-то припоминая. – И что случилось на этот раз? Что-то серьезное?

- Да как обычно. Очередное проклятье.

- Хорошо, я только возьму свою куртку.

В этот момент Королева нечаянно задела стеклянный кувшин с томатным соком, который стоял на углу стола.

Кувшин с глухим стуком упал на пол, расколовшись на несколько кусков, а красный сок, словно кровь хлынул через осколки на белоснежный ковер с высоким густым ворсом.

Красное пятно на белом ковре с каждой секундной росло в размерах.

Регина с Эммой с ужасом смотрели на него.

«Только не это», - одновременно подумали обе. Они поняли, что начинается что-то серьезное.

- Я никуда вас не пущу! – вдруг закричала Регина, и в карих глазах появился нешуточный испуг. – Вы уедите и заберете у меня Генри! Я никуда вас не пущу, шериф!

«Хорошо, что я никуда не собираюсь», - подумала Эмма, наблюдая за тем, как обезумевшая мадам мэр начала баррикадировать выход.

Брюнетка бросилась к столу и оттащила его к двери. Тут же водрузила на стол кресло шерифа.

- Оставьте кресло в покое! Вы же сами мне его подарили!

- Когда? – удивилась мэр, вырывая с корнем телефон из розетки и складывая на стул.

- Однажды, - ответила Эмма. - Что с вами, мадам мэр? Весеннее обострение?

Но Регину было не остановить.

Она успокоилась только тогда, когда переместила к двери все предметы в участке. На самой вершине нагроможденной огромной кучи покачивался ластик.

- Так лучше? – спросила Свон, скрестив руки на груди.

В этот момент за окном послышались крики.

Эмма распахнула окно и высунулась на улицу.

- Я никуда вас не пущу! – тут же закричала Регина и бросилась на девушку.

- Да отвяжись ты, - сквозь зубы произнесла Эмма, пытаясь отцепить от себя руки Королевы.

- Не смейте мне тыкать! – бубнила ей в спину Регина.

По улице бежали жители Сторибрука с плакатами. Толпа была на грани истерики.

В первых рядах Эмма углядела родителей и Генри.

Плакаты были разрисованы кетчупом и горчицей. Блондинка с трудом прочитала то, что они гласили:

- Кора-в-городе. Мы-все-умрем, - почти по слогам произнесла она.

В кабинете шерифа повисла тишина.

- Кто такая Кора? – повернулась к Регине Эмма.

- Мне вообще-то пора, - уклончиво ответила мадам мэр, оправляя пиджак.

Брюнетка решительно направилась к выходу. Но он, как мы помним, был забаррикадирован.

- Что за беспорядок вы здесь устроили, шериф? – тут же возмущенно воскликнула Регина. - Не пройти, не проехать!

- Я устроила? – не выдержала Эмма. Она подлетела к женщине, тоже возмущенно сверкая глазами. – Какая у вас короткая, - шериф окинула Королеву взглядом с головы до ног, - юбка! И память тоже короткая!

- Что же нам делать, Эмма? – беспомощно пробормотала Регина.

- Очевидно, это чьи-то проделки. В ваших книгах ничего такого не написано? – спросила блондинка, чувствуя, как при виде такой потрясенной и растерянной брюнетки, у неё разрывается сердце.

- В моих книгах? У меня не осталось ни одной.

- Куда вы их дели?

- Как куда! Конечно, сдала в библиотеку! – ответила Регина, гневно посмотрев на шерифа.

- Вы же самая законопослушная Злая Королева, как я могла забыть, - вздохнула Эмма.

- С таким шерифом мне ничего другого не остается! – обиженно ответила мадам мэр.

- Не соизволите разобрать завал? – указала рукой в сторону двери блондинка. – Нам все же надо выбраться на улицу.

- Чтобы вы сбежали от меня, и я никогда больше не увидела своего сына? – тут же воскликнула Регина.

Эмма со вздохом достала из-за пояса наручники и нацепила один браслет себе на руку, а другой защелкнула на изящном запястье брюнетки.

- Так лучше? – спросила шериф.

- Намного, - ответила мадам мэр, сдержанно любуясь новым украшением.

После того, как с помощью магии проход стал свободен, шериф и мэр отправились в библиотеку, стараясь не попадаться на глаза обезумевшим жителям. 

 

Глава Вторая. 

- «Королевам – налево», - прочитала Регина граффити на стене здания, пока Эмма открывала дверь библиотеки. – Кто это написал, шериф Свон? Как вы позволили такое?

- Так и позволила, - буркнула блондинка, ковыряясь в замке, что было не так-то легко, учитывая, что левая рука шерифа была пристегнута к правой руке Регины. – Прошу, - произнесла она, когда дверь открылась.

- Налево? – уточнила брюнетка.

- Пока только в библиотеку, Ваше Величество! – сказала Эмма.

Затем они вошли в лифт и начали тихонько спускаться. Лифт поскрипывал при движении.

Вдруг лифт остановился. А в следующее мгновение Эмма буквально вдавила Регину в стенку, одной рукой придерживая за плечо, а другой рукой… ощупывая её ребро.

Королева, не раздумывая, влепила шерифу пощечину.

- Мисс Свон, что вы делаете?

- Что я делаю? – возмущенно воскликнула блондинка, обижено потирая щеку. – Ваше ребро! Оно было сломано!

- Моё ребро? Могли бы найти повод поинтереснее!

- Повод? – серые глаза Свон медленно, но верно поползли на лоб. – Знаете что, мисс Миллз. Ощупать вас я могу и без повода на том простом основании, что я шериф. А ваше ребро – оно было сломано, и вы готовы были уже умереть здесь в этом самом лифте!

В этот момент кабина вздрогнула и, кряхтя, поползла вниз.

Женщины разъяренно смотрели друг на друга.

- И снимите с меня, наконец, ваши наручники, - произнесла мадам мэр.

Эмма, глядя ей в глаза, расщелкнула браслеты.

- Больше с вас ничего не снять? – со злой усмешкой спросила блондинка.

- Только попробуйте! – прошипела Королева в ответ.

 

- «Белоснежкам – на пробежку», - прочитала Регина следующую надпись, когда они вышли из лифта.

На этот раз кто-то написал мелом на каменной глыбе.

Мэр и шериф оказались в подземелье, знакомом обеим. Одна убила в нем дракона, другая… Подвиги брюнетки, впрочем, до сего момента были сокрыты покровом тайны, потому что негоже вспоминать о прошлых женщинах перед лицом будущей.

Не успели обе, как следует, осмотреться, как их захватил водоворот образов и ощущений. Звуки эхом разлетались под сводами пещеры, нагоняя страх. Потоки воздуха, складываясь в почти осязаемые силуэты, проносились мимо, словно толкая их.

- Это ваши шуточки? – спросила Регина, намертво вцепившись в кожаный рукав куртки шерифа.

- Чьи же ещё! - раздраженно бросила Эмма, судорожно оглядываясь.

- А вы та еще шутница, я посмотрю, - к удивлению Свон довольно весело ответила брюнетка.

Когда все стихло, женщины увидели в нескольких шагах перед собою ледяной гроб. В нем кто-то лежал.

- Не высовывайтесь, - шепнула шериф мэру, задвигая женщину себе за спину.

- Хватит меня двигать, - возмущенно шыкнула в ответ Регины, выпрыгивая из-за плеча Эммы в попытках разглядеть, что происходит. – Я вам не тумбочка!

Вскоре около гроба появилась… еще одна Эмма Свон.

Первая продолжала стоять перед мадам мэр, удивленными глазами взирая на происходящее.

- Что вы там делаете? – громко зашипела Королева на ухо шерифу. – Как вы можете быть и здесь и там?

- Я скоро оглохну от вашего шипения, - строго посмотрела на Регину блондинка.

Вторая Эмма опустилась на колени перед гробом и… заплакала. Безутешно и горько.

- По кому это вы там убиваетесь? – спросила мадам мэр.

- Уж точно не по вам, - резко ответила шериф.

Но затем обе женщины, не веря своим глазам, увидели, как Эмма Свон легла на ледяную крышку гроба, и, обнимая его руками, прошептала:

- Регина, я люблю тебя.

- Регина!?? – хором воскликнули обе, изумленно переглядываясь. – Люблю!??

А затем мэра и шерифа поглотил новый водоворот картинок, некоторые из которых обеих заставили мгновенно покраснеть: поцелуй на качелях, битва с Румпельштильцхеном, падение в шахте лифта, появление магии у Эммы, ночь любви, ужасные пытки королевы в подземелье и прощание с Генри в Стране Чудес.

- Что? Что? Что все это значит? – вне себя от возмущения закричала мадам мэр, когда голоса в её голове достигли апогея, и брюнетка почувствовала, что сходит с ума.

Эмма стояла рядом столь же потрясенная, но молчала, глядя туда, где еще минуту назад её двойник обнимала выбравшуюся из ледяного гроба Злую Королеву.

- Я.. Я не знаю, - ответила она, наконец, видя, как в карих глазах Регины затаился самый настоящий страх.

- Я догадываюсь, - закивала брюнетка, пытаясь успокоиться. – О да, я догадываюсь, чье воспаленное воображение могло придумать такое!

- Почему сразу воспаленное? – запротестовала Эмма, скорее по привычке противостоять Регине, чем по какой-либо другой причине.

- А вам это кажется нормальным? Мы с вами.. С вами… - мадам мэр пыталась и не могла подобрать слова. – Может, вы в тайне мечтаете об этом сидя вечерами в своем кабинете?

«Так я тебе и призналась», - подумала шериф, а вслух ответила:

- Чтобы вы каждую ночь баррикадировали дверь в спальню? Точнее из спальни.

- Что? – Злая Королева захлопала карими глазами. – Если хотите знать, никто еще не жаловался! 

- Избавьте меня от подробностей, - оборвала её Эмма.

 

Глава Третья. 

- И долго они будут туда-сюда ходить? - спросила Эмма у Регины.

Обе женщины не знали, сколько они уже стояли и наблюдали за тем, как сначала шериф, предварительно неуверенно помявшись около двери мэра, посещала Регину, а затем Злая Королева неслась в участок, чтобы выплеснуть на блондинку придумываемые по дороге обвинения. И так по кругу. Было очевидно, что обе друг без друга не могут, но мирный разговор все не завязывался.

- Я думаю, не вы одна задаетесь этим вопросом, - недовольным тоном ответила Регина, скрестив руки на груди.

- Неужели мы на самом деле так выглядим со стороны? - спросила Эмма, украдкой бросая на брюнетку пристальные взгляды.

Регина нервничала, пытаясь скрыть волнение за маской холодной собранности.

- Я не знаю, о чем вы говорите шериф, - ответила она, наконец.

- Именно это и есть наша проблема — произнесла Эмма с сожалением. - Мы с вами не понимаем друг друга.

- А как это понимать? - вдруг вспыхнула Регина, обратив на шерифа горящий взгляд. - Стоит мне повернуться к вам спиной, как вы пялитесь на мой зад! Как это понимать?

Сначала Эмма изумленно захлопала глазами, потом нервно рассмеялась:

- Мечтать не вредно, Ваше Величество.

- И вам не кажется, что стоит уже разбудить меня? - все больше закипая, спросила брюнетка, указывая рукой в сторону драмы, которая продолжала разворачиваться у них на глазах. - Я лежу без сознания уже несколько часов. Может, я вообще умерла?

Эмма повернулась, засунув руки в задние карманы джинс, и с досадой уставилась на себя, которая на руках принесла пребывающую в глубоком обмороке мэра в спальню и уложила на кровать, даже не думая вызывать врача.

- Нет! - гневно выговаривала Регина. - Вместо этого вы забираетесь ко мне в постель!

- Знаете что, мисс Миллз, я не обязана отвечать за свои действия! - не выдержав, ответила Эмма с возмущением.

- Именно так вы обычно и поступаете, - произнесла брюнетка, сверля шерифа яростным взглядом.

- Вы знаете, что я имела ввиду, - решительно отрезала блондинка.

- Кому как не мне знать это, - ответила Регина. Потом женщина добавила, наблюдая за тем, как шериф собралась чинить проводку в доме и протекающую раковину: - Хоть какой-то от вас толк.

- Жаль что от вас по-прежнему никакого, - буркнула Эмма.

- Вы сейчас выведете меня из себя, шериф, - процедила сквозь зубы Регина.

Блондинка устало махнула рукой:

- Мне не впервой. Выходите уже.

Стемнело.

Вдруг асфальт перед домом мэра, за которым женщины наблюдали уже несколько часов, замерцал фиолетовым цветом, и на нем стали проступать большие красивые буквы, словно выведенные фосфором. Они ярко сверкали в ночи.

- С-в-о-н-К-в-и-н, - медленно прочитала появляющуюся фразу Регина. - Что это?

- Скорее кто, - скептически заметила Эмма. - Это части наших с вами имен.

- И что они значат? - брюнетка не на шутку заинтересовалась этим вопросом. - Королева Лебедь. Звучит красиво. Похоже на балет.

- А по мне так на цирк, - сердито бросила блондинка, вставая с камня на котором сидела. - Холодно. Надо искать ночлег.

Извилистая тропа, которая привела их сюда от шахты лифта, давно исчезла, и сейчас они находились в пещере, из которой не было выхода.

- Мы можем заночевать в моем доме, - гостеприимно предложила Регина.

- Не думаю, что он настоящий.

- По-вашему, он игрушечный?

Но Эмма оказалась права. Как только они сделали шаг по направлению к особняку мэра, он тут же рассеялся в сумрачном ночном воздухе. И теперь их окружали только своды пещеры.

- Я есть хочу, - устало произнесла блондинка.

И не успела она договорить, как они оказались в кафе «У бабушки», сидя за столиком. За одним.

- Вы раньше не могли этого захотеть? - тут же набросилась на Эмму Регина.

- Простого «спасибо» было бы достаточно, - огрызнулась шериф.

Вскоре принесли заказ.

Гномы за соседним столиком опасливо косились на парочку: мэр и шериф, молча поглощали еду, ничуть не стесняясь общества друг друга.

- Что-нибудь еще? - подошла к ним Шапка.

Эмма подняла на неё глаза и остолбенела. У Шапки не было бровей.

- Началось, - вздохнула она. - Доедайте быстрее, - бросила шериф мэру.

- Это вы росли в сарае, не я, - с достоинством ответила ей Регина, утирая рот, а за ним и все лицо салфеткой.

И в этот момент раздался жуткий грохот и звон бьющегося стекла.

Все вскочили из-за своих столиков, с ужасом уставившись туда, где еще секунду назад была дверь и стеклянная стена с видом на главную улицу Сторибрука.

Теперь же сквозь поднявшуюся пыль и зияющую дыру внутрь заглядывал дракон. Его огромные карие глаза с интересом поглядывали на визжащих людей.

- Может, он просто хочет есть? Давайте его покормим?

- Как вы думаете, чем он питается, мисс Свон? - с сарказмом спросила Регина, на всякий случай все-таки сделав шаг за спину блондинки.

- Злыми Королевами? - улыбнулась ей Эмма.

- Добрыми шерифами, - так же с улыбкой ответила ей мадам мэр.

Люди вокруг продолжали вопить от ужаса.

Шериф запрыгнула на диванчик и громко крикнула:

- Жители Сторибрука! Не стоит волноваться! Сейчас мадам мэр все уладит! Правда, Регина? - Свон посмотрела на брюнетку сверху вниз.

-Я еще не выжила из ума! - ответила ей Регина, прячась за опрокинутым столиком.

- А я значит, выжила, когда сражалась с драконом?

- Без комментариев, - отвернулась в сторону мэр.

- Давай же, Регина! - позвала Эмма, спрыгивая на пол и за локоть выдергивая королеву из её укрытия. - Я прикрою тебя.

- Вот только без этого, шериф! - сверкнув карими глазами, предостерегающе бросила мэр Эмме.

Затем, поняв, что ей не отвертеться, Регина гордо вскинула подбородок и одернула полы запылившегося пиджака.

Вместе они медленно и осторожно двинулись в сторону дракона, который протиснул всю свою морду в кафе.

- Цыпа-цыпа-цыпа, - тихонько позвала Эмма, маня животное пальцами.

Дракон с любопытством уставился на подошедшую к нему блондинку.

- Мне знаком этот безумный взгляд, - недоуменно пробормотала шериф, косясь на Регину.

Дракон словно улыбнулся и радостно лизнул гладким теплым языком Эмму по лицу.

- Теперь не может быть никаких сомнений, - утвердительно сказала блондинка, весело глядя на мадам мэра.

Регина досадливо отвернулась.

- Не ждите от меня того же, - недовольно пробурчала она.

- Дождешься от вас, - вздохнула Эмма, затем повернулась к дракону и погладила по морде. - Хорошая девочка.

Животное замурчало.

- Моя девочка, вообще-то, - гордо произнесла появившаяся из-за угла еще одна Свон.

- Кто бы сомневался, - пробубнила себе под нос Регина.

- Не претендую, - подняла ладони Эмма.

- Пойдем, - сказала появившаяся шериф Свон, по-хозяйски гладя животное по гладкой чешуйчатой шее.

Блондинка сама не знала, что на неё нашло, но ей так понравился этот жест, что она решила его повторить и приобняла за плечи свою Регину, в человечьем обличье.

В ответ на что получила от мэра наотмашь удар под дых и ледяной взгляд, способный поставить на место кого-угодно.

- Что ж ты какая неласковая? - прокашляла Эмма, согнувшись пополам.

Та Свон, которая была с драконом, сочувственно посмотрела на блондинку и сказала:

- Бывает и такое. Но оно того стоит.

В следующий момент позади них раздались звуки неразберихи.

Кто-то кричал и бил посуду.

Эмма с Региной обернулись и увидели дверь в магазинчик Голда, на которой ходуном ходили жалюзи. Кто-то только что её с силой захлопнул.

- «Корамать хардкора», - прочитала мадам мэр табличку, которая прыгала на двери вместо «Открыто».

- Вот это кто, оказывается! - с понимающим кивком произнесла Эмма. - Ну пойдем, познакомимся, - и она взяла Регину за руку, заходя в магазин.

 

Глава четвертая.

Когда мэр и шериф вбежали в магазинчик Голда, в нем все уже было перевернуто вверх дном. Пол был покрыт россыпью стеклянных осколков от витрины.

Но в помещении никого не было. И только из дальней комнаты доносился сдавленный стон. Эмма и Регина поспешили туда.

От увиденного блондинке стало плохо. У неё подкосились ноги, и королеве пришлось подхватить девушку под руку.

А увидели они следующее: Регина вырывала из груди Снежки сердце. Чарминг и Голд стояли рядом, один с ужасом, а другой со знающей улыбкой наблюдая за сценой.

- Положи обратно! – закричала на женщину Эмма. – Ты что удумала? Положи на место!

- Мисс Свон, успокойтесь, - Регина осторожно потянула за локоть бросившуюся на брюнетку шерифа. – Это всего лишь плод чьего-то больного воображения.

- Как успокойтесь? Она же вырвала сердце моей матери! – и опять повернувшись к мадам мэру, которая сжимала в руке сердце Снежки, Эмма гневно сказала: - Верни ей сердце! Зачем ты сделала это, злая женщина? Отвечай!

- Вы что, из тележурнала «Хочу все знать»? – посмотрела на неё брюнетка.

- Нет, мы из Ералаша, - ответила настоящая Регина и увела за собой растрепанную от волнения Эмму прочь из магазинчика.

 

Не в силах взять себя в руки, Эмма тяжело опустилась на тротуар. Она села, обхватив голову руками.

- Ну, будет вам, шериф, - постаралась успокоить блондинку мадам мэр, садясь рядом.

- Что мне будет? – девушка подняла на брюнетку заплаканные глаза.

Регина пожала плечами, отворачиваясь.

- Как нам выбраться из всего этого безумия? Мне кажется, я схожу с ума, - произнесла Эмма с глубоким прерывистым вздохом, вперив взгляд в пустоту перед собой.

- Если вас это, конечно, утешит, мне кажется, вы давно сошли с ума, - произнесла мадам мэр, тоже начав рассматривать что-то в воздухе перед своим носом. – В тот самый момент, когда отказались от сына.

- Вы… - потрясенно произнесла Эмма, отодвигаясь от Регины и в тоже время ошеломленно глядя на неё. – Вы просто мастер утешать.

- А что вы хотели? Чтобы я начала облизывать вам лицо, как дракон?

- Лучше это, - проговорила Эмма.

- Я учту на будущее, - холодно сказала мадам мэр, поднимаясь на ноги. – Нам надо идти.

 

Когда они пошли дальше, по дороге им опять попался, конечно же, особняк мэра. А в Сторибруке стало как-то тихо. С улиц пропали прохожие. И только ветер гонял листья и пустые консервные банки по асфальту.

В доме мэра тоже было тихо. А посреди гостиной стояла… статуя шерифа.

Эмма покосилась на Регину.

- Я ваш фанат! - закатила глаза брюнетка. – Что может быть хуже?

- Дорогая, я дома! – услышали обе женщины голос появившейся в холле мадам мэра.

- И я разговариваю со статуей, - пробормотала Регина, следя за своим двойником.

- Приветствую вас, мисс Свон, а вы, я погляжу, все никак не уходите?

И брюнетка, достаточно подвыпившая, чмокнула статую в щеку.

- Я пьяна. И мы до сих пор на вы, - вздохнула Регина, едва заметно качая головой.

- Вы… - Свон переводила взгляд с одной Регины на другую. – Вы… Вы человечны. Никогда вас такой не видела.

- Я кажусь вам бесчеловечной? – спросила брюнетка как-то устало.

Женщины посмотрели друг другу в глаза. Без упреков и обвинений.

- Вы кажетесь мне одинокой, - ответила Эмма и перевела взгляд на другую Регину, которая, пошатываясь, пыталась снять туфлю. – И милой.

«И безумно красивой», - возникло где-то в голове, но шериф благоразумно решила умолчать об этом.

- Думаю, нам следует оставить их наедине, - сказала Регина, разворачиваясь к двери.

«Когда вы успели стать такой тактичной?» - тут же подумала Эмма, но решила и эту свою мысль не озвучивать, дабы не спугнуть миролюбивое настроение мэра.

 

Когда они вышли на улицу, их чуть ли не сбили с ног две всадницы. Они летели на лошадях по пыльной дороге. На них были ковбойские шляпы и повязки на лицах. Но развевающиеся на ветру волосы, светлые у одной и темные у другой, не оставляли сомнений в личностях женщин.

- Кто следующий на очереди?в никуда спросила Регина.Скауты? Рейнджеры? Пираты?

- Бэтмен и Робин, - предложила Эмма. – Том и Джерри. Рокки и Бульвинкль. Чип и Дейл. Тимон и ..

- Остановитесь, мисс Свон.

- К тому же вам идет ковбойская шляпа.

- Мне идет все, - заметила брюнетка, задумчиво глядя всадницам вслед.

«И не поспоришь», - с неожиданной грустью подумала Свон, глядя на то, как идеально сидел на Регине костюм с юбкой.

Несмотря на усталость и творящееся вокруг безумие мадам мэр выглядела безупречно. И это вызывало восхищение.

Взмывающая пыль сложилась в воздухе в слова. Регина приставила ладонь ко лбу, защищая глаза от яркого солнечного цвета, и затем прочитала:

- «Белль и Руби — сабтекст в кубе». Сабтекст, - задумчиво повторила женщина. - Что это такое, шериф?

- Это, - Эмма почесала затылок, - это что-то наподобие Свон Квин, я думаю.

- Цирк что ли?

- Ну почему сразу цирк? Может, какой другой вид искусства?

- Значит, как Белль с Руби, так вид искусства, а как мы с вами, так сразу клоуны? - разозлилась Регина.

Эмма аж отступила на шаг назад, такой гневной выглядела сейчас королева.

- И почему все эти истории заканчиваются одним? Нашей с вами... Вы и я... - брюнетка никак не могла подобрать слова, метая взглядом молнии. - Почему я всегда выбираю именно вас?

- С вашим характером, мадам мэр, я бы не стала рассчитывать на человека с более высокими запросами.

- Что не так с моим характером, мисс Свон?

- Тяжеловат, - коротко ответила Эмма. - Неприподъемен, я бы даже сказала.

- Но вы то не жалуетесь?

- Меня все устраивает.

Женщины пристально смотрели друг на друга. Регина рассерженно, нападая, Эмма настороженно, защищаясь. Но обе чувствовали, что существует одна простая вещь, одна неизбежная правда о себе, которую им надо было признать.

- Кто-то просто решил свести нас с ума, - произнесла, Регина,вздыхая.

- Ага, - согласилась Эмма. - Друг другом.

Мадам мэр устало всплеснула руками. Солнце опускалось за горы. Они стояли посреди пустыни. Стремительно приближалась ночь.

- Я не знаю, что делать. Я волнуюсь за Генри. Я волнуюсь за себя, - Регина опустила голову.

- За себя? - удивилась Свон.

- Все эти видения сильно действуют..

- На нервы? - попыталась угадать шериф.

- На все. Я уже ничего не понимаю. Где вы, где я, кто кого любит, кого ненавидит.

Мадам мэр подняла на шерифа глаза. И сейчас в них не было привычного гнева. Только безграничная усталость и вопросы, вопросы, вопросы.

Не разрывая взгляда, Регина, держа руки в карманах пиджака, шагнула к шерифу. Эмма ровно на этот же шаг отступила назад.

- На вашем месте я бы не стала этого делать, - произнесла блондинка. - Согласно тому, что мы сегодня видели, это заканчивается постелью. А здесь даже прилечь негде.

- То есть от дикого безудержного секса со мной вас останавливает только отсутствие кровати? - своим обычным холодно-насмешливым тоном спросила Регина.

Эмма ничего не ответила. Она просто смотрела на мэра, желая своим взглядом вернуть ранимую живую женщину, которая на несколько мгновений приоткрылась в королеве.

- Держите! - бросила Регина, вынув руку из кармана пиджака и проведя ею по воздуху.

- Имейте совесть, - прохрипела Эмма, изумленными глазами уставившись на большую двуспальную кровать, появившуюся среди песчаных барханов. - Дайте две.

 

Глава пятая.

Утром Регина расталкивала крепко спящую блондинку на соседней кровати.

Женщины проснулись в больнице.

- Просыпайтесь, мисс Свон! Тут такое творится! Просыпайтесь же! – громким, то ли испуганным, то ли возмущенным шепотом говорила мадам мэр, тревожно оглядываясь по сторонам. – Я многое повидала со вчерашнего дня, но это переходит все границы!

- Что? Что случилось? – спросила Эмма, садясь на кровати и потирая глаза.

- Я беременна! – продолжала шептать Регина, остановив свой требовательный взгляд на блондинке.

- Что вы на меня так смотрите? – пробурчала Эмма, - не от меня же!

И она начала сладко потягиваться.

- В том то и дело, - произнесла Регина, укоризненно глядя на шерифа.

Блондинка замерла с распростертыми в стороны руками. Она недоверчиво смотрела на мэра. Та выглядела немного безумной. И это давало надежду.

- Пойдемте, сами посмотрите, - сказала брюнетка.

Особо не церемонясь, она за рукав куртки выдернула Эмму из-под больничной простыни.

- А в каком отделении мы спали? – поинтересовалась вдруг шериф, глядя на табличку около двери в их палату.

Она гласила: «Новорожденные».

Но вскоре коридор, по которому Регина тащила за собой мгновенно проснувшуюся Эмму, растворился в воздухе, и женщины оказались в доме Мэри Маргарет.

- Может, вам это приснилось? – осторожно спросила блондинка.

- Говорю вам, мисс Свон, я видела это своими глазами! Там даже был дневник, где об этом говорилось?

- Мой дневник? – спросила Эмма.

- Нет, не ваш, - уклончиво ответила Регина, отводя взгляд в сторону.

- Ну а чего вы так переживаете? – шериф решила успокоить королеву, не находящую себе места от волнения. – Совместная жизнь чревата детьми. Помнится, в «Королеве без власти» у нас тоже девочка родилась в конце.

- Но тут вы даже не любите меня! – воскликнула Регина, возмущенно взирая на блондинку.

- Еще не люблю, - поправила её Эмма. – Но полюблю же. Успокойтесь и ждите!

Королева недоверчиво смотрела на блондинку, не зная, насколько она может верить её словам.

- Обещаете? – спросила она.

Шериф пожала плечами и доброжелательно сказала:

- А куда я денусь?

В этот момент за окном послышался шум.

Обе женщины подбежали к окну и выглянули на улицу. Мельком бросив взгляд вниз, Эмма поняла по каменной высокой стене, что они находились уже в башне замка. На площадке перед главными воротами происходило самое настоящее сражение: Свон билась с драконом. Этот зверь был совсем не таким милым, как около кафе. На этот раз дракон извергал самое настоящее пламя, его зеленые глаза горели холодной злобой, и животное было преисполнено самых серьезных намерений спалить рыцаря до тла.

- Это пятый, - произнесла Эмма. – Пятый дракон, которого мой двойник убила за прошедшие два дня.

- Видимо, неизбежный этап, - повела изящной бровью Регина.

- Хорошо, что этот период наших отношений уже позади. А то меня бы это сильно испугало.

- А совместная жизнь и дети, значит, вас совсем не пугают? – тут же спросила мадам мэр.

- Могли бы посчитать это комплиментом, - заметила Эмма. – Уж лучше вы, чем он.

- Посчитать комплиментом то, что я кажусь вам симпатичнее дракона? – начала выходить из себя королева. Взгляд брюнетки мгновенно наполнился гневом, который, казалось, мог испепелять не хуже зверского пламени.

- Ну, будет тебе, - вдруг произнесла Эмма, беря Регину за руку. – Вы же прекрасно знаете, мадам мэр, что кажетесь мне симпатичней всех. Сами все видели.

Прежде, чем Регина успела всерьез воспринять слова своего шерифа, они уже оказались в мэрии, в рабочем кабинете мисс Миллз.

Обе уставились на своих прототипов, разговаривающих около рабочего стола. Только Эмма смотрела спокойно и даже улыбалась. А Регина смотрела с жадностью, до сих пор чуть ли не выпуская пар из трепещущих ноздрей.

Мэр и шериф о чем-то спорили. Впрочем, как всегда.

- Когда им это надоест? – вздохнула Регина, собираясь прекратить наблюдать за сценой, которую она лицезрела множество раз, как вдруг поняла, что происходит что-то необычное.

То ли мэр что-то сказала шерифу, то ли наоборот, но вот они шагнули друг к другу и в следующее мгновение уже целовались. Страстно и самозабвенно.

- Что все так просто? – спросила Эмма, поворачиваясь к Регине. - Я подхожу, целую вас, и вы мне отвечаете? И все так просто?

- Может, стоило хоть раз попробовать, прежде чем задавать такие глупые вопросы, шериф? – ответила брюнетка, недовольно отворачиваясь.

- Мне кажется, или вы меня постоянно провоцируете? – воскликнула Эмма, хватая Регину за локоть и разворачивая обратно.

- Тебе не кажется, - ответила королева, глядя на блондинку. В её пронзительных карих глазах застыл вызов и ожидание.

От такой откровенности Эмма даже опешила. Она захлопала глазами и выпустила руку Регины.

- Только вы что-то никак не провоцируетесь, - заметила Регина с ехидством.

Королева прищурила глаза, наступая на блондинку.

Но тут шериф посмотрела за спину мэру и открыла рот, безмолвно указывая туда пальцем.

Регина посмотрела назад.

Занавески на окне меняли свои очертания. И вот уже ткань, рассыпаясь, словно от тлена, явила буквы:

- «Чармингуше – бить баклуши», - прочитали женщины хором.

- У кого такое извращенное чувство юмора? – спросила Эмма, нахмурясь. – Мой отец – самый безобидный на земле Прекрасный Принц.

«Зато твоя мать просто Горгона», - подумала Регина, но не стала произносить этого вслух.

- Пойдемте, шериф, - сказала она вместо этого. – У нас с вами много дел.

 

Глава шестая.

Женщины вышли из мэрии и оказались на милой лесной полянке. Невдалеке стоял домик гнома. Сам гном вместе с супругой о чем-то напряженно разговаривали с двумя  дамами у входа в сад. Волосы одной были темными и прямыми, у другой были милые темно-русые кудри и наивные широко распахнутые серые глаза.

- Кто все эти люди? - спросила Регина, осматривая четверых собеседников. - И что они делают в нашей истории?

- Я.. - Эмма сделала недоуменное лицо. - Не знаю.

Наконец, на горизонте показалась Регина, с сердитым выражением лица, направлявшаяся к группе незнакомцев. На некотором расстоянии вслед за ней плелась Эмма, окидывая то радостным то печальным взглядом стоящие вокруг высокие деревья.

- Что с нами? - испуганно спросила мадам мэр, переводя взгляд то на свою копию, то на двойника Свон.

Эмма успела только пожать плечами. А затем произошло следующее: как только Регина приблизилась к группе во главе с гномом, темноволосая незнакомка стала открыто и недвусмысленно флиртовать с ней.

Мадам мэр и шериф недоуменно переглянулись.

- Мисс Свон, неужели вы позволите ей приставать ко мне? - спросила Регина с явным возмущением.

Эмма приподняла бровь, удивленная вопросом, а самое главное решимостью королевы хранить верность только ей, и, глубоко вздохнув, направилась к группе людей.

- Отойдите! Отойдите от неё! - махая рукой, обратилась шериф к темноволосой красавице. - Не про тебя яблонька цвела.

- А про кого? - удивленно спросила женщина, чьи глаза были карими, с таящейся в глубине насмешкой.

- Вон видишь ту блондиночку, немного не в себе, - указала Эмма в сторону приближавшейся к ним Свон. 

- Не волнуйся, дорогая, - незнакомка ласково тронула Эмму за руку. - Я меня свой пейринг.

- Свой что? - переспросила шериф.

Но ответа не последовало. Вместо него местность вновь поменялась.

- Когда все это кончится? - застонала Регина, когда увидела, куда они попали.

С одной стороны Спаситель и Злая Королева собирались на бал, причем Королева вела себя как-то настороженно. С другой стороны мадам мэр откачивала на кладбище распростертую на земле блондинку, которая при падении ударилась головой о камень.

Регина переводила взгляд с одной сцены на другую, и, наконец, раздраженно выпалила:

-  У меня от вас уже в глазах рябит, шериф!

- А у меня от вас нет, - мечтательно сказала Эмма, вся замерев, когда в сцене на кладбище мадам мэр заботливо обихаживала раненную в голову Свон. Но под пристальным возмущенным взглядом Регины блондинке пришлось согласиться: - Обычно меня несколько меньше.

Затем королева приобрела численное преимущество в количестве присутствующих в видении Регин за счет двух брюнеток, появившихся на крыльце особняка мэра.

- Подождите, - пробормотала Эмма, изумленно глядя на Регину, которая была лет на десять моложе той женщины, которую шериф знала. - Это вы в молодости?

- Не вы же, - недовольно произнесла мэр, окидывая свою молодую копию удивленным взглядом.

Взрослая Регина вдруг схватила появившуюся рядом Снежку за сердце и покрутила его в груди у принцессы.

А молодая Регина произнесла в ответ на это, ободряюще сжав руку своей приемной дочери:

- Я не знаю, что с нами произошло, но сейчас передо мной та, которой я стать никогда не хотела.

Эмма с восхищением в глазах смотрела на молодую Регину и поначалу не могла вымолвить ни слова от потрясения.

Чуть придя в себя, блондинка все же произнесла:

- Так вот ты какой, цветочек аленький...

Затем Эмма уставилась на свою Регину:

- Ты не хотела стать такой? Ты хотела остаться доброй?

Мадам мэр с досадой отвернулась от шерифа. Но блондинка успела заметить, как королева украдкой смахнула слезу.

- Регина, - позвала Свон.

Так как королева не отвечала, шериф подошла ближе и обняла женщину за талию, прижимаясь к содрогающейся от плача спине. Мэр на удивление не стала вырываться, продолжая сдавленно всхлипывать.

И тут, как по мановению волшебной палочки, перед ними вдруг возникла прекрасная конопляная поляна. А на поляне Эмма Свон опускалась перед Злой королевой на одно колено, протягивая Регине бархатную коробочку с колечком.

Шериф почувствовала, как королева в её руках расслабилась. Брюнетка теперь только прерывисто вздыхала, не отрывая взгляда от происходящего на поляне.

- Какой замечательный фанфик! - прошептала Регина. Затем решительно повернулась к шерифу и спросила, - Почему вы еще ни разу не сделали мне предложение, мисс Свон?

Эмма опешила, часто моргая.

- Я вам уже столько детей родила, а вы только сегодня делаете мне предложение? - не на шутку разошлась брюнетка. - И то! Лишь в моем воображении? Что вы за человек такой, шериф? Как вам не стыдно? Сейчас же исправьтесь!

Делать было нечего. Но едва Эмма собралась опуститься перед Региной на одно колено, как их тряхнуло, и они оказались в салоне самолета, в кабинке туалета.

- Что здесь происходит? - каменным тоном спросила Свон, наблюдая за недвусмысленными поползновениями пожилой женщины в отношении Злой Королевы. -  Кто эта мадам? И почему она к вам все время пристает?

«Не только ко мне», - хотела возразить Регина, но вместо этого сказала:

- А что, мисс Свон, кроме вас ко мне уже и поприставать никому нельзя?

- Да. Я привыкла, что у меня на вас монополия! – уверенно заявила блондинка.

- Монополии запрещены в Соединенных Штатах, - заметила мадам мэр, насмешливо глядя на шерифа.

- Хорошо, я буду делить вас с Генри и с кучей детей, которые, похоже, у нас появятся, - решительно ответила Эмма.

- Никто вас за язык не тянул, мисс Свон. Попробуйте теперь отвертеться!

Они вышли из туалета и сели на свободные кресла. Экраны перед ними замерцали, подавая признаки жизни.

- Кто на этот раз? – вздохнула Регина, приготовившись увидеть новую надпись.

- «Шерифу – по тарифу», - прочла Эмма выплывающие на экране буквы. – Да как он смеет? – тут же возмутилась блондинка. - У нас с вами высокие отношения!

- Выше некуда, - скептически заметила мадам мэр, глядя, на каком почтительном расстоянии все время держится от неё Эмма. – Хоть за руку меня возьмите что ли.

- А можно? – обрадовалась блондинка.

- Это королевский приказ.

Свон сглотнула и медленно потянулась к руке Регины, которую брюнетка опустила на подлокотник кресла. Могла ли она подумать еще два дня назад, что жизнь повернется к ней новой неизведанной стороной, и женщина, бывшая её самым главным противником, женщина, бывшая самой большой угрозой, вдруг станет ей так дорога, что необходимость взять её за руку окажется сильнее страха на месте быть стертой в порошок. 

- Смелее, шериф. А то наши дети так и останутся выдумкой, - подбодрила блондинку королева. 

 

Глава семь.

Посадочной полосой самолету, который приземлялся не где-нибудь, а в Стране Чудес, служил лабиринт. Крылья самолета изрядно подрезали изгородь при извилистом приземлении.

Регина с Эммой покинули салон и оказались в конце лабиринта перед троном, на котором сидел Румпельштильцхен, а перед ним, связанный, лежал Генри.

- Что за чудище такое? – спросила Эмма Регину, от испуга схватив королеву за руку.

- Это мистер Голд. Несколько видоизмененный, - ответила брюнетка, чувствуя непонятную тревогу: представшую глазам картину она уже наблюдала, в самом начале их с Эммой путешествия, а вот своих с шерифом двойников нигде не видела.

- Ну и страшилище! – сказала блондинка, смотря на чем-то покрытое лицо Голда.

- Мисс Свон, вы сломаете мне руку, - спокойно заметила Регина, опуская взгляд на их сцепленные пальцы.

- Мне почему-то очень страшно, - призналась Эмма. – Можно, я подержусь за вас?

- Что подумает наш сын? – спросила брюнетка, глядя на связанного Генри.

- Пора бы уже привыкнуть к тому, что наш сын знает о нас с вами больше нас самих, - ответила Эмма и позвала: - Генри!

- Мама! Мамы! Вы пришли за мной! – закричал мальчик, безуспешно пытаясь сбросить с себя золотые путы.

- Плохой знак, - произнесла Регина, отступая на шаг назад. – Он узнает нас, - прошептала она шерифу. – До этого никто нас не узнавал.

- Он же наш сын? – предположила Эмма.

Мадам мэр только вздохнула, осматриваясь. Отвратительный, неконтролируемый страх медленно, но верно проникал ей под кожу: этот фанфик не пройдет стороной. Они его главные участницы.

Эмма заглянула в глаза своей королеве и увидела там все. Все её намерения.

- Нет, Регина, ты не сделаешь этого! Мы обе видели, что с тобой станет, - решительно проговорила шериф. Но в серых глазах шерифа не было решительности, там была мольба.

- Ты придешь и спасешь меня, - сказала Регина, продолжая осматриваться и оценивать ситуацию. Затем она добавила с укором: - Признаешься мне в любви и вытащишь из гроба.

- А вдруг это не сработает? – воскликнула Эмма. – Мы еще даже не целовались ни разу, не говоря уже о том, что и секса у нас тоже не было!

- А чья это вина? – тут же накинулась на шерифа королева. - Кто просил две кровати?

- Я больше не буду, - с раскаянием в голосе сказала Эмма.

Блондинка опустила голову и задумалась.

- А вдруг это не наш Генри? – спросила она с надеждой. - Вдруг – это такой же плод воображения, как и все остальное?

- Мне все равно, Эмма. Я не могу рисковать, - с грустью произнесла Регина. - Ты можешь?

В карих глазах было столько сожаления. Сожаления о непрожитом. О том, что могло бы у них быть, но еще не случилось. И теперь не известно, случиться ли.

- Мне тоже все равно, - отрезала Эмма. – Тобой рисковать я тоже не буду. Я лучше Румпелем рискну. Или мадам, - сказала шериф, имея в виду таинственную женщину с именем Кора. - Режь мне руку!

- Зачем? – удивилась брюнетка.

- Если мы в этом фанфике, значит, ты можешь передать мне магию. Мы будем сражаться!

С этими словами на бедре шерифа появился меч Чарминга.

- Мы будем сражаться! – повторила Эмма, посмотрев сначала на меч, а затем в глаза Регине. Взгляд блондинки горел решительностью.

Молча, королева взяла ладонь шерифа в свои руки.

- Постой, - прошептала Эмма. Свон прекрасно понимала, что их сила, их единственный шанс на спасение заключался в любви. В любви друг к другу. Порознь им не выйти живыми из этого испытания.

Мэр подняла на Эмму глаза.

Блондинка нервно выдохнула, потом глубоко, но так же нервно вздохнула и, глядя в карие глаза, произнесла:

- Регина, я люблю тебя!

- С чего бы это? – возмутилась мэр.

Шериф смущенно пожала плечами, с надеждой вглядываясь в надменное лицо.

- Вы говорите это только для того, чтобы успокоить меня перед битвой, - презрительно сказала Регина. - И только для того, чтобы вытащить меня, если что, из ледяного гроба.

Эмма закатила глаза.

- Глупая женщина!

Затем, изумляясь собственной храбрости (потому что поцеловать Злую Королеву было страшнее даже, чем сражаться с Румпелем и компанией), шериф обняла на удивление не сопротивляющуюся Регину. Одну руку Эмма положила на спину, другую на затылок брюнетки. Взглянув в карие глаза, продолжавшие сохранять возмущенно-ожидающее выражение, блондинка кивнула сама себе и прильнула губами к губам королевы. Сердце в груди колотилось, как бешеное. Эмма ожидала чего угодно. Того, что сейчас земля под ними разверзнется или небеса разразятся штормом. Но вместо этого она почувствовала, как Регина ответила ей. От волнения колени шерифа дрогнули, и теперь уже брюнетке пришлось поддерживать свою блондинку.

- Так-так-так, - раздалось рядом противное хихиканье. – Что у нас здесь? Две мамочки, позабыв о сыночке, предаются любви?

Эмма и Регина резко повернулись к Румпельштильцхену, который расхаживал рядом с ними, довольно перебирая перед собою зелеными пальцами.

Шериф чуть не вскрикнула от неожиданности, когда почувствовала боль в ладони. Боль от самого настоящего надреза. Регина, крепко сжимая руку Эммы в своей, смотрела на Голда, ничем не выдавая себя и проходивший между ними обмен кровью.

Блондинке пришлось на мгновение прикрыть глаза от охватившего её головокружения. А затем она почувствовала, как все её существо с приятным покалыванием стало наполняться энергией.

- Ай-яй-яй, - проговорил Румпель, качая головой.

От него, конечно, не укрылся фиолетовый дым, закруживший вокруг женщин.

- Девушки, вы действуете не по сценарию.

- Всего Свон Квин нет в сценарии, - ответила ему Эмма, ощущая себя в это мгновение как никогда полной сил.

- Одна из вас останется со мной, - промурлыкал Румпель, указывая зеленой рукой на Генри. – Кто согласен обменять себя на сына? Кто?

- Дед пыхто! – сквозь зубы бросила Эмма, выпрямляя руку и швыряя темного волшебника в выжженные после приземления самолета кусты лабиринта.

Они с Региной подбежали к Генри и заклинанием освободили его от золотых веревок.

- Сюда! – крикнула мэр, вступая на тропинку. – Она выведет нас из Страны Чудес.

- Ты забываешь, моя дорогая, - прохихикал выбравшийся из кустов Румпель. Он отряхивал со своего костюма листья и мелкие ветки. – Вы пришли сюда из Шляпы. А у Шляпы свои законы.

- Мы пришли сюда из библиотеки, - бросила ему Эмма. – А в библиотеке главное вовремя сдавать книжки!

- Я никуда вас не пущу! – закричала вдруг королева, выступая вперед и загораживая собою проход.

- Регина, - укоризненно склонила голову набок шериф. – Мы уже это проходили.

Одной рукой Эмма держала за руку Генри. Другой рукой она схватила взволнованную брюнетку за локоть.

- Дома поговорим, - шепнула она мэру и повела свое семейство к дому.

- Вам так просто не уйти! У меня тут целая банда! – бросился им наперерез Румпель.

- Видели мы твоих головорезов, - сказала Эмма, оборачиваясь.

Из-за трона показались Джефферсон, Малифисент и Кора.

- Алиса ждет тебя, дорогой! – процедила сквозь зубы шериф, при помощи заклинания накрывая шляпника огромной шляпой. – Тебе в зоопарке самое место! – и вокруг Малифисент выросли решетки. - А вам, мадам… - Эмма остановила недобрый взгляд на Коре.

- Мисс Свон, аккуратнее! Это моя мать, - призналась, наконец, Регина.

- Тогда вернее будет сказать, маман, - поправилась Эмма. – Вам к кардиологу!

- На правах дедушки Генри я требую… - гневно сузив золотого цвета глаза начал Румпельштильцхен.

- Румпель, ну хватит уже! – взмолилась блондинка. – Иди, умойся и отведи нас домой! Сколько можно?

Мистер Голд с минуту смотрел на шерифа, потом произнес с видом оскорбленной невинности:

- Ну, хорошо, уговорили. Домой, так домой.

И все вместе они отправились к границе Страны Чудес по милой дорожке из красивых зеркальных булыжников.

 

- Кто это там? – спросил вдруг Генри, указывая на двух женщин, так похожих на мэра и шерифа, которые брели по следам конфетных фантиков по подземелью в поисках своего сына.

- Это надолго, - вздохнула Регина. Щелчком пальцев она заставила появиться позади их компании широкий диван и бумажные ведра с попкорном. – Присаживайтесь. Думаю, здесь все еще только начинается.

Королева и шериф, пытаясь скрыть радость от окружающих, с жадностью стали смотреть очередную историю своей любви. И хотя женщины не признавались в этом друг другу, одним из их самых любимых моментов в каждом фанфике были поцелуи.

Но здесь Эмма успела потерять и найти память, обе они успели попасть и выбраться из заточения, между ними успели возникнуть теплые чувства, а поцелуя все не происходило.

- Я не могу понять, чего они тянут? – возмущалась Эмма.

- Может, они не догадываются, что так надо? - поддержала её Регина.

- Тянут с чем? – спросил Генри.

- Целуйтесь уже! – хором прокричали женщины в экран, поворачиваясь затем к сыну.

- Вот что фанфики с людьми делают, - покачал головой Голд. – А были нормальные женщины. Ну, почти.

 

Дома их встречала все та же демонстрация. Только теперь их плакаты гласили «Свон Квин!»

Везде, куда ни кинь взгляд, пестрили плакаты: большие, маленькие, с воздушными шариками, транспаранты. Каких только не было. И на всех было написано одно «Свон Квин».

Регина с Эммой, которые после перемещения в Сторибрук вновь остались одни, переглянулись. Затем взялись за руки. Чтобы ни случилось с их городом, встречать это событие лучше было вместе, плечом к плечу, как они уже привыкли.

В толпе были все. И Чарминги, и Генри, Бабушка, Шапка, Белль, Голд, Кора и Крюк, Арчи, мать-настоятельница и Астрид, гномы. В общем, на самом деле все.

- Свон Квин, - прочитала Эмма, перебегая взглядом от одной надписи к другой.

- Хорошо, что мы знаем, что это такое, - усмехнулась Регина.

- И нам не надо объяснять это остальным, - согласилась шериф.

 

Кора, с гордостью неся свой небольшой фиолетовый транспарант, с ласковой улыбкой смотрела на дочь. На счастливую дочь. Её план сработал. И мы не будем её винить в том, что у неё всегда были безумные планы. 

 

Конечно, это заключительная глава. Но новые фанфики по Свон Квин неизбежны. Поэтому, если вдруг нам придет что в голову, то ...  продолжение следует.

Список комментариев:

Re: Сторибрук слезам не верит, Сторибрук верит только фанфикам - Незарегистрированный пользователь  Jordy (Гость)
2013-03-15 в 09:40

Спасибо, спасибо всем за комменты!)))
Вторая кровать нужна, чтобы спать))) Они еще не готовы спать на одной))))) стесняшки же))))))
Над продолжением трудимся!))))

Re: Сторибрук слезам не верит, Сторибрук верит только фанфикам - Незарегистрированный пользователь  Аноним (Гость)
2013-03-14 в 23:49

На самом интересном закончилось! Зачем им вторая кровать?:-)

Re: Сторибрук слезам не верит, Сторибрук верит только фанфикам - Незарегистрированный пользователь  Аноним (Гость)
2013-03-13 в 23:17

Обалденные речевки! Кора мать хардкора, Белоснежкам на пробежку, королевам налево ) пишите еще! )

Re: Сторибрук слезам не верит, Сторибрук верит только фанфикам - Незарегистрированный пользователь  Аноним (Гость)
2013-03-10 в 20:36

Отлично написано, этакое попурри из песенок и узнаваемых персонажей:) Давайте побыстрее продолжение;)

Обсудить на форуме