www.krokod.ru

Ну почему то единственное, что мы не имеем, мешает нам наслаждаться всем тем, что мы имеем?

(с) Секс в большом городе


 

Архив цитат
Для тех, кто ищет увлекательную и качественную тематическую прозу
Обсудить на форуме

Волшебство в Рождество. Рассказ по сериалу "Однажды в Сказке" (пейринг Swan Queen) . Автор Джорди Риверс, BlondeWhisky.

Рождество – время чудес. Регина с сомнением посмотрела на одиноко стоящую на кухонном столе свечу, и вспомнила, как совсем недавно загадала желание. В тот самый вечер, когда в ее жизни и в жизни Генри появилась Эмма Свон.

Глупо.

Она, конечно, верила в волшебство. Кому как не ей? В настоящее волшебство, которое можно творить своими руками, за которое потом надо платить дорогую цену. Во всякие безобидные свечи она не верила.

И все-таки, что-то изменилось в ней самой с тех пор.

Регина вспомнила тот вечер.

 

Она сидела в гостиной в компании Грэма. Генри сильно задерживался после школы. Уже давно стемнело, а его все не было. Но вместо того, чтобы выйти на улицу и начать поиски сына, мадам мэр сидела в компании своего молодого любовника.

Все было не так. Начиная с того, что у ее любовника не было сердца. Она сама когда-то вырвала его из груди охотника. На что теперь жаловаться?

Время остановилось в этом чертовом городке, и все его жители, несмотря на висевшее над ними проклятье, как-то строили свою жизнь. Регина же все будто ждала чего-то. Само только знание о том, что есть другая более настоящая и более сказочная реальность, где все они были собой, являлось по истине высокой платой за совершение проклятья.

Она столько заплатила за него. А ничего не изменилось. Она по-прежнему была одна.

Грэм отправился в холл за новой порцией яблочного сидра. А мадам мэр, стараясь не думать о том, что делает, пошла на кухню. Там она схватила спички и зажгла свечу. Поскольку привычное волшебство ей было не доступно, приходилось прибегать к таким нелепостям, чтобы подарить себе хоть какую-то надежду. Еще одна капля безумия в ее жизни. Но хуже точно не будет. Что может быть хуже, чем человек без сердца и без собственной воли, который ждал ее в гостиной?

Как только дело было сделано, в дверь позвонили.

- Неужели работает? – удивилась Регина.

И посмеиваясь над собой, она двинулась открывать дверь.

«Интересно, какой он? Высокий шатен с зелеными глазами?»

Воображение услужливо нарисовало ей образ Даниэля.

Реальность же преподнесла сюрприз в виде голубоглазой блондинки, которая обнимала за плечи ее сына.

- Добрый вечер! – дружелюбно заговорила с ней блондинка, переминаясь с ноги на ногу под пристальным взглядом мадам мэр, которым та сканировала незнакомку с головы до ног.

- Кто это? - спросила Регина у Генри, продолжая свой осмотр гостьи.

- Это моя настоящая мама, - ответил ей Генри.

 

 

Сегодняшнее серое зимнее утро, которое после ухода Генри в школу она вновь проводила одна в огромном разукрашенном к Рождеству доме, навевало на нее невыносимую тоску. Регина подумала о своих потерях. Даниэль… Грэм… И вспомнила, как на прошлой неделе ее спор с шерифом Свон чуть не закончился поцелуем. Она вспомнила выражение крайнего удивления на лице шерифа. Да и сама вероятно выглядела не лучше, потому что была в равной степени ошарашена неожиданным поворотом их перепалки.

Неужели она дошла то столь крайней степени отчаяния, что готова искать спасения от одиночества в объятьях Эммы Свон? Шапка, может быть, еще, куда ни шло, но Свон!.. Ее заклятый враг… С чьим появлением в Сторибруке ее жизнь стала невыносимее, чем прежде. Или это очередная плата за проклятье?

В дверь позвонили.

- Что вы здесь делаете, шериф? Не спится? – поприветствовала Регина Эмму, стоящую на пороге. - Или забыли, где ваше рабочее место?

- Я здесь по вашей просьбе, - ответила Эмма, устало глядя на мэра. Она уже привыкла, что вежливые манеры Регины летят в тартарары рядом с ней. – Вы плакали? – нахмурилась шериф, увидев красные глаза мэра. – Что-то с Генри?

Не дожидаясь приглашения, Эмма влетела в дом.

Разъяренная Регина последовала за ней.

- Что вы себе позволяете, шериф?! Генри давно в школе!

Эмма успокоилась только, когда осмотрела весь первый этаж.

- Так что вы делаете в моем доме, шериф? – услышала она голос мэра, наполненный яростью, которая, казалось, могла стирать города с лица земли.

- Я приехала за вами. Сегодня мы должны выбрать елку в лесу для городской площади, если вы помните, - ответила шериф как можно спокойнее. -  А мне одной столь ответственное занятие вы не доверяете.

- Ах, елка! – поморщилась Регина.

Это правда. Она не доверяла шерифу даже в таком вопросе.

Или… Или придумала эту поездку, как повод побыть наедине вместе со своим шерифом? Вот уж невероятная мысль.

Регина тут же отмахнулась от нее. Потому что только в редкие моменты искренности с собой, мадам мэр могла позволить себе посмотреть правде в глаза и признать, что ее тянуло к шерифу. Может, по привычке, кто знает? Грэм ведь тоже был шерифом.

Или это все из-за загаданного желания?

Естественного объяснения своим чувствам Регина не находила. Между ними было столько.. столько всего, похожего на ненависть. И ни одна не знала, как остановить это противостояние.

 

 

В лесу было холодно. Ночью выпал снег. И теперь Эмма с Региной проваливались в него по колено.

- Вы могли бы идти помедленнее, мисс Свон? Я за вами не успеваю! – возмущалась мэр.

- Вас вообще никто не просил идти вместе со мной, - еле слышно бурчала в ответ Эмма.

- Чьи это следы? – спросила Регина, указывая на маленькие отпечатки в снегу.

- Заяц, - пожала плечами Эмма, - или белка, или лиса. В этом лесу полно всякого зверья.

 

- Мы могли бы передохнуть? – спросила Регина после того, как они битый час бродили по лесу в поисках подходящего дерева.

Они посмотрели уже столько елей, но ни одна не устраивала придирчивого мэра.

В результате бесплодных поисков Регина продрогла до костей. Зуб на зуб не попадал. Эмма же выглядела даже несколько разгоряченной.

- Как вам это удается, шериф? – спросила мэр, и сама не зная почему, добавила, - Любовь греет?

Эмма резко обернулась. Так резко, что чуть не свалилась в сугроб. Чему была бы даже рада. Потому что при слове «любовь» в ее памяти вдруг так некстати всплыла сцена их недавнего почти поцелуя. И она не желала, чтобы Регина догадалась об этом по ее взгляду.

Шериф поправила шапку.

- Как вам эта ель? – спросила она вместо ответа, указывая на высокое ладное дерево перед ними. – Подойдет?

- Мне уже все равно, - Регина махнула рукой. Она настолько замерзла, что согласилась бы сейчас даже на облезлый кустарник, лишь бы поскорее оказаться в тепле.

– Жаль, что у вас нет с собой бензопилы, шериф! – добавила мэр с усмешкой.

- Что? – не поняла Эмма.

Она внимательно смотрела на отбивающую зубами чечетку мэра, тщетно пытавшуюся согреться в своем теплом пуховике.

- Вы прекрасно с ней управляетесь, - объяснила Регина.

Эмма приподняла брови.

А мэр покачала головой, устремив взгляд куда-то поверх головы шерифа. Воспоминания уносили ее в свой водоворот, и взгляд женщины становился все более безумным.

- Жаль, что наступила зима, и вы больше не разгуливаете по городу в своих маечках, - продолжала мэр.

Теперь Эмма смотрела на Регину с тревогой. Все ее речи говорили об одном – ей было плохо. Холод или что другое, но мэр бредила.

- Нам надо возвращаться, - твердо произнесла Эмма.

- И мы оставим эту ель здесь? Чтобы потом никогда не найти? – возмутилась Регина.

- Нам надо пометить ее, - предложила шериф.

- Каким образом вы собираетесь это сделать?

- Мы могли бы попросить Шапку, но сегодня не полнолуние!

- Давайте не будем метить Рождественскую ель таким образом.

- Вы меня не поняли, мадам мэр. Она отыскала бы ее по нашим следам, - сказала Эмма.

- Начинается метель, - заметила Регина.

- Тем более надо спешить, - сказала Эмма.

Но не успела она сделать и шагу, как казавшийся поначалу довольно безобидным и даже праздничным снегопад, в одно мгновение превратился в самую настоящую снежную бурю, каждый порыв которой взмывал в воздух мириады снежинок, грозя навсегда поглотить случайных путников.

- Регина! – выкрикнула Эмма, сгребая мэра в охапку.

- Что вы делаете, шериф? – умудрилась в разворачивающемся урагане возмутиться Регина. – Прямо здесь?

- Что прямо здесь? – удивилась в свою очередь шериф.

И встретив взгляд Регины, наполненный одновременно смущением и негодованием, Эмма поняла, что та имела в виду.

- Я не собираюсь целовать Вас, мадам мэр! – воскликнула Эмма, прокладывая дорогу сквозь метель с Региной в обнимку.

- А может, стоило бы, шериф Свон! – в тон ей ответила Регина.

Если бы не страх потерять мэра в снежном урагане и не вытекающая из этого необходимость крепко держать ее, Эмма бы выпустила женщину из рук от шока. Чего-чего, а такие слова она никак не ожидала услышать из уст Регины. 

- Вы, правда, этого хотите? – спросила Эмма, остановившись.

Да, их могло в любую минуту занести снегом, но она должна была выяснить этот вопрос. Потому что для нее он уже давно имел очень большое значение.

Они смотрели друг на друга, одна с надеждой и ожиданием, другая с болью и мольбой.

Эмма не поняла, когда буря прекратилась. Она только вдруг ощутила, что ей тепло, и что, бывшая до этого напряженной Регина, вдруг расслабилась в ее руках. Все стихло.

Шериф ослабила хватку, и мэр буквально отпрыгнула от нее, если такую удаль можно было предположить в женщине, едва державшейся на ногах от усталости и холода.

- Что происходит? – спросила Эмма, оглядывая выросшие вокруг них мерцающие теплым сиянием стены.

- Вы мои гостьи, - услышали они тонкий певучий голосок, в котором, несмотря на всю его приятность, чувствовалась определенная доля насмешки.

- Только не это, - выдохнула Регина, прикрывая глаза. – Только-не-это!

- Вы знакомы? – нахмурилась шериф, внимательно осматривая зависшую под импровизированным мерцающим потолком женщину.

Она была в красивом розовом платье, мельтешила прозрачными розовыми крылышками и игриво помахивала розовой палочкой, вероятно волшебной.

- Скорее заочно, - пояснила розовая женщина.

- Стоп! – тут же замотала головой Эмма, понимая, что видит сейчас нечто не совсем укладывающееся в ее представления о реальности. – Стоп-стоп-стоп!

- Это фея любви, - чуть ли не с презрением произнесла Регина, с опаской глядя под потолок. – Только я совершенно не понимаю, что она здесь делает.

- Выполняю свою работу! – тут же отозвалась фея. – Свою непростую, под час невыполнимую, - добавила она, с укором глядя то на мэра, то на шерифа, - работу.

- Спасаете нас от бури? – попробовала угадать Эмма, продолжая разглядывать экстравагантное одеяние миниатюрной женщины.

- Спасаю вас от самих себя! – разгневанно выпалила фея. – Кто загадывал желание и задувал свечу? Кто хотел любви, а сейчас никак не может рассмотреть ее под собственным носом!

Эмма и Регина ошеломленно раскрыли рты, каждая вспоминая свой момент. Затем они растерянно переглянулись.

- Вы, я и фея любви, - простонала Эмма. - Почему я не поехала за елкой с кем-нибудь другим!

- Потому что хотели ехать в лес именно с Региной, мисс Свон. Перестаньте уже обманывать себя! – отчитывала ее из-под потолка не на шутку рассерженная фея.

- Как интересно, - пропела Регина, поворачиваясь к Эмме с ядовито-сладкой улыбкой.

- Вы, Ваше Величество, ни чем не лучше! – тут же остановила ее фея.

- Ваше Величество? – повторила Эмма, чувствуя, как земля уходит из-под ног. Она на мгновение прикрыла глаза. – Так это правда?!

- Вас что-то не устраивает, мисс Свон? – участливо спросила фея, спускаясь, наконец-то, вниз.

- Это значит, она Злая Королева, - шокировано воскликнула ей Эмма, почти закричав.

- Ну и что такого! – пожала плечами фея. – В каждой сказке есть Злая Королева. Должен же их кто-то любить.

- Дорогая Фея, - заговорила Регина в своей обычной манере. – Вас не смущает то, что мисс Свон – женщина?

- Если вас саму это не смущает, Ваше Величество, - строго ответила ей фея, - почему это должно смущать меня?

Теперь настала очередь Эммы говорить «Как интересно», вопросительно глядя в сторону озадаченной Регины.

- Но я загадывала нечто другое, - попробовала свой последний аргумент шериф.

- А вы думаете, каждый получает то, что загадывает? У нас ограниченный ресурс прекрасных во всем отношении… женщин! – ответила фея, тоже поглядывая в сторону Регины, которая, казалось, только сейчас начала всерьез воспринимать происходящее.

- Она мать вашего сына! По-моему, очень удачная партия, - хихикнула фея.

- Удачней не придумаешь, - вздохнула шериф.

- Вы знаете, сколько у меня заказов? Знаете, сколько работы? – взорвалась фея. - Если вас что-то не устраивает, можете ждать следующего захода. Лет так через десять.

- Десять? – ахнула Регина.

- Или подумайте о вашем общем сыне и соглашайтесь! – строго произнесла фея. – А мне надо лететь дальше!

Эмма с Региной вновь переглянулись. Но на этот раз в их взглядах было больше осторожности и внимания. Как перед принятием важного решения, когда у тебя нет другого выбора, кроме как принять его. Сейчас они смотрели друг на друга так, как смотрят в лицо судьбе. Манящей и пугающей одновременно.

- Так что? – требовательным возгласом прервала их размышления фея.

- Я… согласна, - первой решилась Эмма.

- Тогда и я согласна, - деланно вздохнула Регина, опуская ресницы в притворном бессилии перед судьбой-злодейкой. – Все-таки мисс Свон лучше, чем десять лет одиночества. В которые вы все равно будете рядом и будете назойливо доставать меня!

- Вот и славно! – заключила фея, взмахивая волшебной палочкой. – Поцеловаться можете потом. 

И она исчезла, оставив Эмму и Регину одних посреди затихшего после снежной бури леса.

Вокруг было так красиво, что женщины не сразу обратили внимание друг на друга, захваченные любованием будто специально под рождество наряженного в свои лучшие снежные одежды леса.

- Нам надо идти, - сказала Эмма, придя в себя. – Никто не знает, сколько мы провели здесь времени.

- Регина! – чуть громче позвала шериф, поняв, что мэр продолжает пребывать в забытьи.

- Ваше Величество тоже подойдет, - очнулась Регина. Она подошла к ожидающей ее Эмме. В голосе мэра уже не было привычных язвительных ноток. Наоборот, там появилось незнакомое ранее приятие.

Шериф протянула женщине руку.

- Вы что полагаете, мы будем держаться за ручки, как школьницы? – возмутилась Регина.

Но опять же ее возмущение было каким-то наигранным. Словно маска, в которой больше не было необходимости.

- Я просто не хочу потерять вас в лесу, - объяснила Эмма, понимая, что могла ограничиться простым «я не хочу потерять вас», и это было бы правдой.

- Уж пожалуйста, - произнесла Регина, вкладывая свою руку в ладонь шерифа.

Заметив свой странный нежный тон, который был ей непривычен, она тут же добавила:

- Если ты надеешься, что я теперь стану покладистее, то зря теряешь время!

- Не надеюсь, Ваше Величество, - покачала головой Эмма.

И без лишних слов притянула к себе Регину для поцелуя.

 

 

 

- Мама, у нас такая красивая елка!

Генри катался на коньках на сооруженном в Сторибруке по случаю празднования Рождества катке, в центре которого красовалась нарядная ель. Та самая, которую Эмма с Региной выбрали в лесу несколько дней назад.

Женщины стояли у бортика и наблюдали за сыном. Было непонятно, к кому он обращался, когда говорил «мама», но сейчас это уже не имело большого значения.

Вокруг веселились люди, едва замечая двух женщин.

- Мне кажется, я забыла дома перчатки, - произнесла Регина, обнаружив, что в ее карманах пусто.

Эмма ничего не ответила ей. Но через секунду мадам мэр почувствовала, как ее замерзшую ладонь заключила в свой горячий плен рука шерифа.

Регина закрыла глаза, столь приятным было это прикосновение и это проявление заботы.

- С Рождеством, мой спаситель! – прошептала она, кладя голову Эмме на плечо.

- С Рождеством, моя королева! – ответила ей Эмма, прижимаясь щекой к ее волосам.

Обсудить на форуме